Санта Текла — Домский Собор – Сан-Бернардино-алле-Осса – Университ – Сан-Назаро

 

Прежде, чем начать нашу прогулку, давайте, как учил Суворов, разберемся с географией.

Начнем с того, что Милан находится на территории Паданской равнины или, как еще говорят, низменности, расположенной между Альпами и Аппеннинами. Название ее происходит от кельтского слова «Падус», впоследствии переиначенного римлянами в  «Паданус» — древнее название реки По, самой большой в Италии.  Отсюда, кстати, и название города Падуя. Не существует точных объяснений, почему от римского названия остался только первый слог. Есть кто даже выдвигает гипотезу о его китайском происхождении. Слово «Poh» на китайском означает болото. Как знать. Риса здесь на равнине выращивается, действительно, много и он является гордостью местных рисоводов, пока, в основном, итальянцев.

Четыре тысячи лет назад эта равнина была сплошь покрыта непроходимыми лесами и болотами (чего в наши дни, конечно же, не скажешь). Постепенно, спустившиеся с Северной Европы кельтские племена основали здесь свои поселения и частично ее осушили и обезлесили. Они с удовольствием так и занимались бы охотой и земледелием, в свободное время медитируя под священными дубами, в чем, насколько нам известно, основательно преуспели, но бесконечные хулиганские вылазки соседей вынудили их поднатореть и в металлургии, в основном, для производства мечей, наконечников для стрел, щитов и прочей военной утвари. К слову, именно кельтам принадлежит патент на изобретение металлического обода для увеличения прочности колеса. Немудрено: по каким дорогам-то приходилось разъезжать!  Кроме этого они еще и подторговывали. С римлянами – железными слитками (вообще-то железо римляне покупали у этруссков, которые были лучшими металлургами на полуострове и находились значительно ближе к Риму. Но, по всей видимости, кельты были более конкурентоспособными и цену, как этрусски, не заламывали), с греками и этрусками – когда те не особо на пятки наступали — керамикой и кожей.

Согласно существующим легендам, Милан был основан именно кельтами в результате одного военного конфликта с этими самыми с этрусками.

Пользуясь случаем, напомню, что этот удивительный народ этруски заселяли территорию нынешней Тосканы,  Туши, так ее называли римляне. Сами себя они звали «расна» или «расенна». Поскольку неизвестно, когда и откуда они туда прибыли, существуют разные неподтвержденные предположения, в том числе, о, якобы, их родстве с русскими.  Но это так, к слову.

Кельтский принц Белловез, одержав победу над последними, бродил со своим оголодавшим войском (читай — бандой) по неприветливому лесу в поисках места под лагерь.

Внезапно им навстречу из чащи выскочил кабанчик. Уставшие воины восприняли это как дар свыше. Кабанчика, который, между прочим, оказался женского пола,  словили и быстро оприходовали. Настроение поднялось, а, поспавши и отдохнувши, и место показалось тоже вполне себе ничего.  Согласно этой легенде, от кельтского слова «medhelan”, что означает «наполовину покрытый шерстью», и произошло название Milano. Возможно кабаны в их родной Галлии из-за более холодного климата имели более плотную и длинную щетину. Случилось это примерно в VII веке до н.э. Ромул и Рем со своей бандой на другом конце сапога как раз осваивали Палатинский холм…

Согласно другой легенде, Medhelan происходит от святилища одного кельтского племени, здесь проживавшего. Историки предполагают, что святилище находилось надалеко от площади театра Ла Скала, в районе виа Андегари (via Andegari) . Название улицы берет начало от кельтского «ande gar» и латинского «andegavium», что означает «изгородь из боярышника», считавшегося кельтами святым растением, символом плодородия.

Пришедшие в эти места во II веке до н.э. римляне, дабы не создавать местному населению дополнительного дисконфорта (а они, как известно, всегда были внимательны к обычаям завоеванных масс), переделали Medhelan в Midiolanum (от лат. Medio+Planum  = Посреди+Равнины). А когда колесо истории сделало свой оборот, и переодетые в варваров кельты снова сюда вернулись, Медиоланум постепенно приобрел свое нынешнее имя, близкое по звучанию к первоначальному – Milan.

 

Совершив этот далекий исторический экскурсус, вернемся к нам.

Обычно все прогулки по центру берут начало от Домского Собора. Так поступим и мы, но, как подобает нормальным героям, пойдем в обход. У конной статуи первому королю объединенной Италии Виктору Эмануилу II спустимся вниз по лестнице, ведущей в метро. Пойдем вдоль стеночки направо и остановимся, не дойдя метров пять до киоска с сувенирами. С левой стороны от нас, за стеклом, будет находиться фрагмент римской дороги, пересенный сюда с близлежащей площади Кордузио во время строительства метрополитена

а с правой, тоже за стеклом — какие-то руины с мозаичным полом.

 

 

 

Люди редко останавливаются у этого плохо освещенного и плохо обозначенного окошка. А жаль. Ведь не простое это место!

Попробуем вообразить себе, как могла выглядеть домская площадь лет так тысячу лет назад. Скорее всего, на ее месте был дубово-вязово-ясеневый лес с многочисленными источниками струящейся кристально чистой воды… В этом идилически прекрасном месте кельты, руководствуясь советами друидов, известных своим экстросенсорным восприятием мира, возвели святилище «кромлех», типа всемирно известного Стоунхенджа, посвятив его богине огня Белисаме. Несколько веков спустя, на месте кельтского Стоунхенджа римляне построили свой языческий храм Минервы, а уже после них христиане использовали его фундамент под свою базилику святой Феклы, чьи руины и находятся перед нами за стеклом.

Нет документов, указывающих на связь мученицы Феклы с Миланом, но интересна эта тридиция миланцев доверять свою судьбу женским божествам: Белисама-Минерва-Фекла…

По мнению некоторых ученых, базилика была заложена в 345 году по приказу римского императора Костанта I (сына Константина I) как Большая Базилика (Basilica Maior) или Новая Базилика (Basilica Nova), потому как старая, одна из первых христианских цервей, в Милане уже имелась. Официально она называлась Санта-Мария-Маджоре, а в народе — Старая Базилика (Basilica Vetus). Потому что построена она была лет на 30 раньше. Находилась она на месте абсида нынешнего Домского Собора. В старой базилике молились зимой, а в стоявшей напротив ее святой Фекле — летом.

Вот так она могла выглядеть, согласно реконструкции художника Франческо Корни. На его сайте, кстати, можно найти много интересных исторических реконструкций, которые дают нам представление о том, какими могли быть те или иные строения, от которых в наши дни, зачастую, увы, осталась лишь груда камней.

А реконструкцию того, как выглядела площадь Домского собора до постройки Домского собора можно увидеть на этом очень интересном сайте.

На месте площади находились две церки, а между ними крестильня Св. Иоанна при источнике.

Опять же, согласно реконструкции Франческо Корни:

Обратите внимание на уровень пола античного храма по сравнению с уровнем площади Домского Собора. Естественно, никто старую церковь под землю не закапывал. Это — так называемый, «культурный слой», который сам по себе образуется на месте поселения в результате жизнедеятельности людей и по которому можно судить, где находился уровень города в момент строительства здания.

Интересно, что когда началось строительство Домского Собора, Старая Базилика еще длительное время оставалась действующей. Ее просто постепенно окружали каменной кладкой намного более просторной новой постройки. Базилику разобрали по окончании возведения основных стен и крыши нового собора.

Что же касается баптистерия св. Иоанна,  построен он был между 378 и 397 г.г. и крестили в нем, по всей видимости, только представителей мужского пола. Достоверно известно, что именно здесь, на Пасху 387 года, епископ Амвросий Медиоланский покрестил Блаженого Августина.

Останки его тоже можно увидеть, спустившись по ступенькам справа от входа в Домский Собор. Несмотря на то, что от самой постройки осталось совсем немного, все равно любопытно взглянуть на восьмигранную структуру бассейна, который наполнялся из бивших здесь же в те времена источников.

Что же касается самого Амвросия, сделавшегося епископом Милана до принятия им самим христианской веры (вот такие случаются парадоксы!), согласно преданию, сам он был крещен в более старой крестильне  — Баптистерии св. Стефана, обнаруженном в 1899 году в северной части Домского собора (там, где находится лифт, чтобы поднятся на крышу).

Нельзя не напомнить, что официально гонениям на христиан был положен конец официальным документом, изданным именно в Милане. В 313 году римским императором Константином, впоследствии прозванным «Великим», был издан эдикт о религиозной терпимости. Даже если этот документ и не превращал христианство в официальную религию империи, он все равно являлся первым к этому шагом. Все, наверное, помнят нашумевший в свое время роман Сенкевича «Камо грядеши». Так вот, именно с этого момента запрещалось христиан преследовать и отдавать на съедение диким зверям. Хотя, согласно имеющимся сведениям, за три века римляне-язычники убили и замучили в три раза меньше веровавших в Христа, чем они сами это сделали за одну Варфоломеевскую ночь…

Эдикт был подписан Константином, являвшимся императором Восточной части Империи и основателем Константинополя, и Лицинием – императором его Западной части, в Императорском Дворце в Милане.

Здесь, не вдаваясь слишком в подробности, следует заметить, что эдикт был подписан вовсе не как результат внезапно вспыхнувшей доброты душевной и христианского самосознания императоров.

После гибели всех остальных императоров, Лициний и Константин остаются единственными владыками римского мира. Сразу после подписания эдикта Лициний женится на Констанце, родной сестре Константина и вступает в войну с Максимином, который владел Сирией и Египтом. Одержав над ним в 313 году победу, он становится владыкой большей части Империи, вызывая зависть у Константина. В 314 между зятьями вспыхивает война, которая заканчивается только в 324 году полным разгромом Лициния. Константин отправляет его в ссылку в Салоники, а затем приказывает зятя задушить.

Константин вошел в историю как первый император-христианин, хотя крещение он принял лишь на смертном одре, в возрасте 65 лет…

 

Как бы там ни было, вдоволь подзарядившись от этого энергетического пупа города, наступил момент подняться наверх.

Перед нами два выбора. Тот, кто сыт по горло историческими байками и старыми камнями и предпочитает еще больше подзарядиться  шоппингом, может окунуться в приятную атмосферу универмага «Ла Ринашенте», один из входов которого находится всего в 50 метрах от нас по подземному переходу.

Прежде, чем попрощаться, хочется, все-таки пару слов сказать об этом миланском «ЦУМе». Открыт он был у Домского Собора в 1889 известными предпринимателями Луиджи и Фердинандо Боккони как «Большие магазины братьев Боккони». Кстати сказать, самый престижный в Италии экономический институт носит имя сына одного из братьев, Луиджи Боккони.

Это был первый в городе магазин готовой одежды в стиле парижского Le Bon Marché, прославленного Эмилем Золя в романе «Дамское счастье».

В 1917 году универмаг обретает нового хозяина и вместе с ним и имя, найденное ему другом нового владельца, известным итальянским поэтом, другом Муссолини, Габриеле Д’Аннунцио. «Магазины», таким образом, перерождаются в «Ла Ринашенте»( «Возродившаяся» в переводе с итальянского). Но в рождественскую ночь 1918 года, за несколько дней до открытия обновленного магазина, происходит пожар, и здание полностью сгорает. Чтобы возродить его из пепла, уже в прямом смысле этого слова, требуются целых 3 года и «Ла Ринашенте» вновь открывает двери 23 марта 1921 года.

С тех пор никакие катаклизмы, кроме, пожалуй, бомбардировок 1943 года, не остановили работы универмага. А с 2011 года он принадлежит таиландской группе Central Group. Здесь вы найдете все известные брэнды готовой одежды, парфюмерии, аксессуаров. На последнем этаже имеется продуктовый бутик, кафе и ресторан.

 

Поднимемся наверх и оглядимся вокруг.

Как выглядело это место две тысячи лет назад, до начала строительства Домского Собора, а именно до 1383 года, мы уже имеем некое представление: на его месте находилась Старая Базилика, перед ней — баптистерий св. Иоанна (перед Домским Собором вы найдете линии, которые обозначают его месторасположение), на месте памятника находилась св. Фекла. Все пространство вокруг занимали жилые постройки, ремесленные мастерские и лавки

С началом строительства Домского собора было решено св. Феклу снести, чтобы освободить место под площадь. Процесс преображения предхрамового пространства, как и строительство самого Собора, велось в течение пяти веков. Последняя значительная реконструкция относится ко второй половине XIX века, когда была также сооружена крытая галерея, соединяющая центральную площадь города с театром Ла Скала. Интересный факт: галерея была в центре технологических новшеств того времени. Газовое освещение, которое было здесь предусмотрена  было одним из первых в Европе. Для зажигания ламп  под куполом использовалось автоматическое устройство в виде маленького локомотива, который постепенно зажигал светильники. Остроумные миланцы прозвали его «rattìn» — «мышонок».

Со строительством галереи связан также один трагический эпизод. Архитектор Менгони — победитель конкурса на проект реконструкции площади, был известен своим скрупулезным вниманием к технике безопасности. Обеспокоенный безопасностью других, он, по всей видимости, чего-то не уследил и трагически погиб, упав с лесов Галереи во время проведения очередной проверки (хотя не исключена версия самоубийства). На входе в галерею со стороны Собора находится мемориальная табличка в память об этом событии.

Наслоение исторических пластов легко заметить по архитектуре площади: готический Домский собор соседствует со зданием бывшего муниципалитета (Palazzo Arengario) периода фашизма (в настоящее время художественная галерея) и королевским дворцом (Palazzo Reale) XVI века, крытой Галереей Виктора Эммануила II конца XIX века…

Я не буду подробно рассказывать о Домском Соборе. Информацию о нем вы без труда найдете на многочисленных сайтах и в брошюрах на русском языке. Поделюсь с вами только некоторыми любопытными фактами.

Во-первых, как уже было сказано, на его постройку потребовались 500 лет.

Официальная его закладка началась в 1386 году по велению Джана Галеаццо Висконти, всего год спустя его прихода к власти в Милане.

Надо сказать, что этот Висконти был личностью, безусловно, незаурядной. Его талант стратега и политика шел рука об руку с безграничным тщеславием и, к тому же, он явно страдал гигантоманией. Это при нем миланское герцогство разрослось до невиданных размеров, достигнув стен Перуджи в Умбрии! После смерти этого доблестного герцога-завоевателя ни одному из его многочисленных отпрысков не удалось эту безмерную территорию удержать.

Завладев властью в городе, он, на радостях, захотел увековечить себя  посторойкой собора самого большого и самого красивого в мире. Денег, в военных походах было награблено достаточно, да и в подданых, плативших дань,  на тот момент у него не было недостатка. Кроме того, для всех работоспособных жителей города тут же была введена обязаловка отработки на строительстве определенного числа дней в году.

После его смерти финансовое состояние герцогства пошатнулось и в течение следующих 200 лет работы продолжались с частыми длительными перерывами. Фасад оставался недостроенным вплоть до прихода Наполеона, который заявил, что ему было стыдно видеть главную церковь города в таком состоянии, и сразу же приказал довести его до ума. Но поскольку власть его в Милане продлилась совсем недолго, последние статуи на фасаде были установлены только в середине 50-х гг прошлого века.

Во-вторых, это пятая самая большая церковь в мире, но самый большой готический собор в мире.

Построен он из целых блоков мрамора, привозившихся сюда с озера Маджоре на границе со Швейцарией, в 80 км от Милана.

В-третьих, это церковь с самым большим количеством статуй: 3400 плюс более 700 разных высеченных из камня изображений и орнаментов. Ни одна статуя не похожа на другую.

Издавна высоко ценилось мастерство ломбардских архитекторов, скульпторов и каменотесов. Даже в Риме бытовало мнение, что невозможно было сыскать лучших зодчих и ваятелей, чем ломбардцы.

Известен курьезный случай, ставший достоянием истории. Зайдя однажды в собор Св. Петра, Микеланджело с удивлением услышал, как кто-то в толпе, собравшийся перед его ваянием «Пьетà», рьяно доказывал, что подобное совершенство мог сотворить только ломбардский скульптор. Разгневанный мастер той же ночью вернулся в собор и, взяв в руки резец, высек на ленте, которая обвивает грудь Мадонны, собственное имя и откуда он родом: Michael Angelus Bonarotus Fiorentinus Faciebat.

На главном шпиле собора возвышается самая главная статуя города — статуя  Вознесенной Мадонны. Высота ее 4 м 15 см. Выполнена она из позолоченной меди скульптором Джузеппе Перего. С момента ее установки в 1774 году она стала символом города, выходящим за рамки чисто религиозного значения. Алебарда за спиной Мадонны является ни чем иным, как громоотводом.

Согласно традиции, ни одно здание в городе не должно превосходить по высоте статую Мадонны, т.е 108,5 м. Поэтому, когда в 60-е годы прошлого века был построен небоскреб Pirelli для регионального совета Ломбардии высотой 127 метров, дабы не нарушить традицию, была выполненаа копия статуи, которая была помещена на его крыше.

В 2010 году эта копия была перенесена на крышу нового здания регионального совета, теперь уже высотой 161 м. А в 2015 году копия вновь была перенесена на новое место — на крышу башни Исодзаки, высотой 209,2 м.

Помимо бесчисленных святых и исторических персонажей, в том числе самого Джана Галеаццо, который взирает на нас с высоты своего шпиля.

вооружившись биноклем и терпением, можно разглядеть скульптуры боксеров периода фашизма

Артура Тосканини, Данте, самого Муссолини, орнаменты в форме теннисных ракеток и мячей для игры в рэгби.

С улицы Санта-Радегонда можно увидеть статую полуголой женщины и мужчины, которые собираются перепрыгнуть с одного шпиля на другой. На фасаде имеется статуя свободы 1810 года, сплагированная американцами и установленная в Нью-Йорке.

Статуи постоянно добавляются разными новыми отличившимися перед церковью религиозными деятелями.

Есть два способа подняться на крышу собора: по лестнице, преодолев 251 ступенек или на лифте. В обеих случаях, до или после того, советую вам взглянуть на баптистерий св. Стефана, самое древнее культовое сооружение Милана. После веков забвения, егос случайно обнаружили только в 1899 году в результате проведения работ в северной части домского собора. Вход в него бесплатный. Находится он слева перед турникетами перед лифтом. Согласно имеющимся свидетельствам именно в этом баптистерии был крещен покровитель города св. Амвросий. Октогональной формы купель наполнялась водой одного из многочисленных бивших здесь источников. Отсюда и название – Святого Стефана при Источнике.

Нужно сказать, что  когда бы вы не приехали, вам навряд ли удасться  увидеть Домский Собор, полностью освобожденным от строительных лесов. Ремонтные работы ведутся постоянно, то там, то здесь сверху, снизу, изнутри, руководимые строительным учреждением, так и называемым: Фабрика Домского Собора.

Теперь давайте обойдем церковь и, выйдя к королевскому дворцу, пересечем его двор.

В раннее средневековье, примерно с Х века, на этом месте находилась городская ратуша. В 1251 году новый герцог облюбовывает себе это место под дворец, а ратушу со всеми прилегающими к ней административными конторами решает перенести неподалеку отсюда, на пьяцца-дей-Мерканти, то бишь, торговую площадь. Первоначально герцогский дворец так в народе и назывался: Дворец Старой Ратуши (Palazzo del Broletto Vecchio).

От старого дворца практически ничего не осталось, кроме церкви, чья чудесная колокольня хорошо просматривается с Домской площади.

Построенная по велению тогдашнего герцога Аццона Висконти в 1336 г., она была посвящена святому Готхарду — защитнику от подагры и почечных коликов — которыми страдал заказчик. Здесь миланский лорд и был похоронен. Внутри церкви можно полюбоваться богатым саркофагом, выполненным Джованни ди Бальдуччо (чьей руке принадлежат также саркофаги Петра-Мученика в церкви св. Евсторгия и Ланфранко Сеттала в церкви св. Марка здесь же, в Милане).Церковь можно посетить с единым билетом (3 евро) на посещение Домского собора и музея Домского собора. Часы работы: с пн по пт 8.00 – 12.00 14.00 -16.00, сб и вс 8.30 -13.30.

 

На колокольне были установлены первые в Милане (а может, и во всей Италии) часы. Отсюда и название улицы, на которой она находится – Виа Делле-Оре (via delle Ore), то есть улица Часов. Возвращаясь к Королевскому дворцу, в начале XVI века, во время войны с французами, по соображениям безопасности, правители города переселились в замок Сфорцеско. В 1535 году новые испанские правители, которые пробыли здесь до 1714 года, начали капитальный ремонт и работы по расширению. Внутри дворца в 1594 г. был построен первый миланский королевский театр. В 1659 году он сгорел и восстановлен только в 1717 г., а в 1776 г. он снова сгорел и было решено его снести и построить Театр Алла Скала на месте церкви Святой Марии-Алла-Скала. Хотя по-итальянски «la scala» означает «лестница», ступеньки здесь ни при чем. Делла Скала была знатная семья из Вероны, а Реджина делла Скала — женой первого миланского герцога из рода Висконти – Барнабò Висконти. Это она спонсоризировала строительство церкви, которая впоследствии была названа в ее честь. Единственное, что от нее осталось – это фреска с изображением Мадонны, которая в настоящий момент находится в миланской церкови Сан Феделе.Дворец неоднократно перекраивался, приняв свой нынешний вид при австрийском правительстве в XVIII в.

Во время второй мировой войны, в отличие от Домского Собора, на который, чудом, не упала ни одна бомба, он очень сильно пострадал. Некоторые залы до сих пор полностью не восстановлены (непонятно, из идеологических или финансовых соображений). В настоящее время в нем проводятся многочисленные престижные художественные выставки, а также находится по-королевски богато украшенный зал бракосочетаний.

 

Продолжив нашу неспешную прогулку по via delle Ore, с правой стороны от себя вы увидите десятиугольную постройку, напоминающую собой башню. Это епископские конюшни XVI века, построенные по заказу кардинала Карла Борромео ярчайшим представителем итальянской архитектурной школы периода Возрождения Пеллегрино Пеллегрини де Тибальди.

Внутри этой башни находится винтовая рампа, по которой могли подниматься лошади. По бокам находились загородки для животных.

Свернем налево по виа Сан-Клементе (via San Clemente) и, пройдя 100 метров, окажемся на Пьяцца Фонтана (piazza Fontana) в центре которой возвышается один из самых красивых мраморных фонтанов города, выполненный выдающимся миланским архитектором Джузеппе Пьермарини (1734-1808) . На площадь выходит здание  Архиепархии Милана, спроектированного XVI веке Пеллегрино Тибальди и перестроенного в неоклассическом стиле все тем же Пьермарини.

 

Площадь Фонтана известна также  трагическим эпизодом, произошедшим 12 декабря 1969 года. В результате терракта, организованного, то ли правыми экстремистами, то ли анархистами,  в здании находящегося на площади банка погибли 17 человек и 88 были ранены.

Теперь, обойдя площадь,  перейдем виа Ларга (via Larga) и выйдем на площадь св. Стефано (piazza Santo Stefano).

26 декабря 1476 г., в день святого Стефано, эта площадь была свидетельницей трагического эпизода. Группа заговорщиков совершила убийство герцога Милана Галеаццо Мария Сфорца, которого, в отличие от отца Франческо Сфорца, в народе очень не любили за жестокость и мотовство.

Век спустя, 30 сентября 1571, в этой же церкви года был крещен Микеланджело Меризи, более известный как Караваджо. Этот факт был подтверждён в 2007 году, когда было обнаружено свидетельство о его крещении. Отличавшийся криминальными наклонностями, Караваджо прожил в Милане до 1591 года, когда был вынужден бежать, сначала в Венецию, а потом в Рим, после ссоры за карточной игрой, закончившейся убийством.

Любопытные могут заглянуть внутрь, но мы в нее заходить не будем, а заглянем в церковь, которая находится слева от нас, Chiesa di San Bernardino alle Ossa.

Глядя на фасад, который больше напоминает жилое здание, чем церковь, трудно поверить, но история ее постройки восходит к XII веку.

В 1127 году великодушный миланский житель Готтифредо де Буссери закладывает недалеко от Ратуши больницу и детский приют св. Варнавы, а в 1150 году, тот же де Буссери основывает уже на этом месте больницу св. Стефано. Напротив одноименной церкви, на месте, в те времена занятом огородами, устраивается кладбище для умерших в больнице. Ясно, что из-за бушевавших одна за другой эпидемий, на кладбище вскоре создается ситуация овербукинга и в 1210 году принимается решение построить отдельный склеп для хранения костей, рядом с которым в 1269 году строится небольшая церковь.

В XV веке эта церковь, к тому времени уже неоднократно перестроенная и расширенная, передается в ведение братства дисциплинов. Дисциплины — это по сей день действующий католический орден, представляющий собой конгрегацию, так называемых, монахов-терциариев, т.е. людей, с одной стороны, желающих принять на себя обеты и жить в соответствии с духовностью общины, а с другой не расставаться с «мирской» частью бытия. Выполняя свои повседневные обязанности, они ежедневно заботятся о спасении души, ведут молитвенную и покаянную жизнь, при этом активно практикуя самобичевание. С помощью этой процедуры они как бы пытаются повторить и испытать на собственном теле страдания, перенесенные Христом, возводя смерть в ранг культа. Кому, как не им было доверить бренные останки простых смертных?

Войдя в церковь, поверните по коридору направо. Вы окажетесь в часовне со сводом, расписаным фресками XVII века и стенами практически полностью покрытыми… костями и черепами. Несмотря на всю свою мрачность, декорация этого заведения удивительно гармонично сочетается с затейливостью, и в тоже время изысканной грацией стиля рококо.

Хотя кое-кто и выдвинул гипотезу о костях христианских мучениках и борцах за веру, поверьте, не существует  никаких тому подтверждений. Вся эта красота была перенесена сюда с кладбища при закрытии в 1653 году больницы.

Вернувшись в основное здание церкви, обратите внимание на расположенный перед алтарем люк. Ступеньки, которые видны через решетку ведут в подземелье, где дисциплины совершали их довольно мрачные похоронные ритуалы.

Выйдя из церкви, пересечем площадь и продолжим нашу прогулку по виа Лагетто (via Laghetto). Остановимся на ее пересечении с одноименным переулком (vicolo Laghetto). «Гетто» здесь, кстати, ни при чем, хотя центральная миланская синагога, действительно, находится  в двух шагах отсюда.

Прямо перед нами будет находиться здание христианской вальденской церкви, основанной в XII веке Пьером Вальдо. Согласно преданию, Вальдо был богатым купцом из Лиона. В 1160 году, постоянно сталкиваясь с коррупцией, царившей в католической церкви, его охватил духовный кризис, и он превратился в радикального христианина, отдал свою недвижимость жене, а остатки денег — бедным. Начал проповедовать и учить на улицах своим идеям простоты и бедности. Его приверженцев стали называть «лионскими бедняками», а впоследствии вальденсами.

Обратите внимание на фасад

О его необычной истории я расскажу вам в Третьем Маршруте.

Когда я вам сказала, что Домский собор построен из цельных блоков мрамора, добываемых на озере Маджоре в 80 км от Милана, вы, наверняка, подумали: а как его сюда доставляли? Не на телегах же?

Да, мрамор привозился сюда на баржах. Да как же? — скажете вы. — Ведь вокруг — ни реки, ни канала!

Это сейчас ни реки, ни канала, а тогда были, и реки (по масштабам, конечно же, уступавшие Волге и даже Дунаю), и каналы.

“Laghetto” в переводе с итальянского означает «маленькое озеро». И название это не случайно. В средневековье здесь располагалась небольшая баржевая гавань, где сгружался мрамор для постройки Домского собора.

Взгляните на эту карту и вы увидите то, что в настоящий момент скрывают улицы и тратуары города:

Сейчас трудно поверить, но до 30-х годов прошлого века обширная система каналов соединяла между собой всю центральную часть города. Как в Венеции, скажете вы. Да, почти. Индустриализация и рост автомобильного парка привели к необходимости расширения транспортной инфраструктуры и правительство Муссолини решило каналы закрыть и за счет этого расширить городские магистрали. В настоящий момент, наоборот, набирает силу народное движение в пользу открытия каналов, чтобы возвратить городу его былой вид, утраченную привлекательность. Будем надеяться, что, это сбудется!

Так вот мрамор, добываемый на карьерах Кандолья (Candoglia), что на берегу озера Маджоре, грузился там же на баржи, а затем, сначала по реке Тичино, а потом по сложной системе каналов достовлялся сюда, выгружался и, уже на телегах, перетаскивался на стройплощадку Собора, до которой отсюда рукой подать.

По этой карте легко понять, как это происходило: фото

Так выглядела Виа Лагетто до закрытия каналов:

Увы, так она выглядит в наши дни:

Теперь свернем в переулок Лагетто (vicolo Laghetto) и выйдем на улицу Прощения (via del Perdono). Имя и этой улицы опять ведет нас в прошлое.

1450 год. Миланский герцог Франческо Сфорца (отец, как мы уже сказали, убитого герцога Милана Галеаццо Мария Сфорца) вместе с женой Бьянкой Марией, решают совершить благое дело и построить новую больницу для бедных, объединив в ней все врачебные силы города.

Героев надо знать в лицо. Вот как они выглядели, согласно известной средневековой гравюре:

Для превращения в жизнь этого благородного, но дорогостоящего плана герцог устраивает довольно нехитроумный crowdfunding. Он решает преобразовать пленарную индульгенцию, то бишь, запланированное платное отпущение грехов, проводившееся католической церковью с полудня 1 августа до полночи 2 августа, в каритативное мероприятие (только сто лет спустя, В 1567, году папа Пий V полностью запретил платную индульгенцию). В зависимости от пожертвованной суммы можно было откупиться от совершенных и даже только задуманных грехов.

Проект больницы поручается самому известному в то время архитектору – Антонио Филарете – автору, помимо прочих многочисленных построек, главной башни замка Сфорцеско (круглой, справа).

Строительство больницы, как и Домского собора, в силу разных обстоятельств превращается в долгострой, и структура была полностью открывается для больных только в 1805 году.

Это была первая в Европе «мирская» больница, оснащенная самым современным оборудованием и удобствами, рассчитанная на 2500 мест. Только 500 лет с момента ее основания, в 1939 году, было принято решение перенести ее на новое место на окраине города.

Как уже было сказано ранее, там, где сейчас находится улица Франческо Сфорца, вплоть до 20-х г.г. прошлого века протекал внутренний канал, служивший для быстрой перевозки не только мраморных блоков для строительства Домского собора, но и прочего товара и больных. У ворот в стиле барокко, остатки которых все еще видны со стороны этой улицы, находился железный мостик, который соединял больницу с противоположной стороной канала

 

В настоящее время в здании бывшей больницы располагается ректорат и некоторые факультеты государственного университета.

Через центральный вход можно заглянуть в большой внутренний двор, где пациенты могли принимать солнечные ванны, и где также находился ледник. Через закрывающую его стеклянную структуру видна круглая постройка, напоминающая большой термос

Напротив центрального входа расположена университетская церковь в которой хранится «Благовещение» Гверчино датируемая 1639

Интересно, что, по традиции, приходским священником этой церкви является архиепископ Милана.

По этой картине неизвестного художника можно представить себе, как выглядело это место в то время, как раз в праздник Прощения:

Еще один любопытный факт. Известная картина «Обручение Девы Марии» Раффаэля

в настоящий момент хранится в пинакотеке Брера, в конце XVIII века была подарена больнице одним коллекционером, прославившимся тем, что имел роман с женой австрийского эрцгерцога. В период, когда Милан находился под правительством Наполеона, больница испытывала финансовые затруднения и была вынуждена продать картину государству, которое поместило ее в пинакотеку Брера.

Вдоволь побродив по внутреннему дворику и – если стоит солнечная погода — посидев на парапете под арками, как это делают уже более пятисот лет, снова выходим на улицу Прощения и идем налево вдоль украшенного чудесными лепными барельефами университетского фасада к церкви св. Назара.

Кстати нужно сказать, что массивное использование кирпича и терракоты, по ясным причинам (наличие реки, песка и глины), является характеристикой миланской архитектуры. Только в исключительных случаях использовался камень и мрамор, который привозился издалека и стоил очень дорого.

Церковь св. Назара (Basilica di San Nazaro in Brolo), наравне с базиликой святого Амвросия, является одной из трех старейших церквей Милана. Заложена она была в IV веке про приказу того же Амвросия, занимавшего в то время пост архиепископа Милана.

После своего избрания, Амвросий пообещал жителям Милана возвести несколько церквей, каждая из которых была бы посвящена отдельно взятому «семейству» святых, поскольку в те времена не было обычая называть церкви по имени одного святого. Так были построены четыре базилики, посвященные: пророкам из Ветхого Завета (Basilica Prophetarum) на месте нынешнего Музея Естественной Истории в районе корсо Венеция, мученикам (Basilica Martyrum куда позднее были помещены его же останки и которая сделалась базиликой Святого Амвросия), девственницам (будущая базилика Сан-Симпличиано) и одна — апостолам (Basilica Apostolorum), которая находится перед нами. Десять лет спустя после ее постойки Амвросий переносит в нее из Константинополя мощи мученика Назара, и к названию базилики добавляется имя святого. Согласно имеющимся документам, она была освящена самим Амвросием 9 мая 386 г.

На этой карте представлен Медиоланум времен Амвросия и указаны эти базилики:

 

В 1075 году происходит пожар. Церковь практически полностью сгорает, но ее реставрируют, слегка видоизменяя и предавая ей романские формы.

В XVI веке к церкви пристраивается Мавзолей знатной семьи Тривульцио, выполненный по проекту Брамантино

В этой усыпальнице находятся саркофаги членов семьи Тривульцио, но самих покойников в них уже давно нет. В XVI веке католической церквью была проведена риформа, которая запрещала производить любые захоронения внутри церквей. Тела усопших Тривульцио были перенесены в подземный склеп. В 1630 году, во время страшной, охватившей город, эпидемии чумы, хорошо описанной Александром Мандзони в романе «Обрученные», в гигиенических целях, якобы, для дезинфекции, все украшавшие стены росписи были покрыты известкой, а всвязи с необходимостью изолировать трупы, крипта мавзолея была превращена в общую могилу. Тела всех Тривульцио были безвозвратно утеряны.

Что касается самой церкви, стоит сказать, что в истории западного искусства это самое древнее культовое здание, выполненное в форме латинского креста. По сравнению с другими старинными церквями, от былых древностей осталось немного. Внимания, безусловно, заслуживает предел, посвященный святой Катерине Александрийской (не путать со святой Катериной из Сьены!), о чем свидетельствует фреска XVI века, изображающая ее мучение на колесе. Этот предел был выполнен Антонио да Лонате в 1540 году. Автор явно почерпнувший вдохновение у Брунеллески и Браманте. И, неверняка, нельзя пройти мимо чудесного витража, выполненного в тот же период голландцем Лукой да Лейда, на котором так же изображена история жизни Св. Катерины.

Внутри базилики можно полицезреть на разные надгробные камни и раннехристианские эпиграфы. Один из них, например, подтверждает основание базилики именно Амвросием, а не кем-то другим. Несколько лет назад были открыты для посещения подземелья, в которых можно оценить древний фундамент и разные археологические раскопки в виде надгробий, осколков ваз и проч.

Выйдя из церкви, мы окажемся на Corso di Porta Romana (Проспекте Римских Ворот) — одной из самых старых улиц Милана — римском декуманусе. Напомним, что декуманус шел с востока на запад, а кардо – с севера на юг. Во времена Медиоланума это была монументальная улица, бравшее начало от форума. Называлась она улицей Портиков (via Porticata), потому что на всем ее протяжении, по обеим сторонам располагались портики с колоннами, за которыми находились склады и торговые лавки (реконструкция уже знакомого нам Франческо Корни).

Таким образом, покупателям не приходилось мокнуть под дождем и снегом, совершая свои покупки или заключая сделки. Построена она была в 381-382 гг н.э. императором Грацианом и заканчивалась триумфальной аркой на месте нынешней станции метро Crocetta

Арка была разрушена в 1162 году, во время осады города Фридрихом Барбароссой. Длина улицы составляла 600 м и ширина — 9.30 м, включая тратуары, и была приподнята на 70 см над уровнем города, чтобы не быть затопленной во время частых наводнений реки Севезо, протекавшей здесь поблизости.

Слева перед апсидой святого Назара находятся четыре, дошедшие до нас, колонны с улицы Портиков

 

Завершить эту утомительную прогулку я предлагаю чашечкой кофе со свежеиспеченной булочкой или пирожным в кондитерской Panarello, на углу Сorso di Porta Romana e via Francesco Sforza (там, где протекал канал или, точнее, все еще протекает под цементными плитами улицы). В 2020 году она отпразнует свои первые 130 лет!