Пьяцца Мерканти – Амброзианская библиотека – Храм Гроба Господня – Биржа и римский театр – Церковь Святого Маврикия – Археологический музей

 

 

Во время этого маршрута я предлагаю удалиться от суматохи площади Домского Собора и встретиться в двух шагах от нее, на скрытой от взора туристов Пьяцца Мерканти (piazza Mercanti).

Выйдя на улицу Мерканти (via Mercanti), остановимся на углу магазина фирмы Bialetti, известной своими кафеварками, перед портиками Новой Ратуши (palazzo della Ragione).

Наверху, у первой арки, мы увидим белый камень римского периода с высеченной на нем симпатичной зверушкой. Это никто иной, как тот самый кабанчик, о котором было рассказано в Первом Маршруте.

Это изображение являлось символом Милана вплоть до прихода к власти герцогов Висконти, когда, в общем-то, милое парнокопытное было заменено семейным гербом новых властелинов: жутким змее-драконом, заглатывающим или защищающим (зависит от точки зрения) ребенка или нагого человека

Бытует мнение, что это изображение Висконти позаимствавили у раннехристианского искусства. Так, якобы, изображался ветхозаветный пророк Иона

По мне, так вполне может быть.

Прежде всего, нужно сказать, что в средневековье эта площадь выглядела совсем иначе. Согласно первоначальному проекту, она представляла собой что-то вроде закрытой с четырех сторон цетадели с возвышавшейся в центре ратушью. Построена она была взамен старой ратуши, чье место облюбовали себе пришедшие к власти новые герцоги, и которая располагалась на месте нынешнего королевского дворца, рядом с Домским собором. С 1251 по 1758 год, то есть в течение 500 лет, здесь располагался городской совет. Площадь имела шесть входов, а соседние улицы до сих пор сохраняют названия практиковавшихся на них ремесел: Armorari — Оружейников, Spadari — Сабельщиков, Cappellari — Шляпников, Orefici — Ювелиров, Speronari — Шпорщиков, Fustagnari — Бумазейщиков.

В средневековье на этой спокойной в наши дни площади — по которой можно составить себе вполне реальное представление, как выглядел Милан в ту пору — жизнь здесь била ключом. Здесь принимались все важные для города решения, проводились судебные заседания, нотариусы заверяли договоры о купле-продаже.

С южной стороны находится Портик Осиев

(Loggia degli Osii) по фамилии семейства, чей дом здесь до этого располагался. Здание было построено в середине XIII века тогдашним мэром города Оральдо да Тассена. Это его барильеф вы можете увидеть на фасаде Ратуши

Но уже в 1361 году здание решено было перестроить. Первый пришедший к власти Висконти, Маттео, захотел возвести вокруг ратуши систему портиков, предназначенных для нотариусных контор.

С украшенного символом правосудия со сжимающим свою жертву (все того же кабанчика) орлом балкончика магистраты объявляли горожанам приказы и приговоры, которые тут же, не отходя от места, приводились в жизнь

На месте расположенного в центре площади в наши дни колодца вплоть до XVIII века возводился эшафот: должники публично подвергались на нем бичеванию, а для особо провинившихся аристократов специально подвозилась гильотина

Мраморная в полоску отделка здания не характерна для Милана, да и вообще для архитектуры Ломбардии. Имеется предположение, что сделана она была в честь невестки Маттео Висконти, Валентины Дория, происходившей из знатной генуэзской семьи, владевшей чуть ли не половиной Лигурии и частью Сардинии в придачу.

Вдоль фасада, по обеим сторонам от вышеупомянутого балкончика расположены гербы шести – по числу ворот в средневековой городской стене — районов средневекового Милана.

Далее находится здание, так называемых Придворных Школ (Scuole Palatine), более позднего периода. К сожалению, не сохранилось большого количества исторических документов, свидетельствующих об их назначении. Предполагается, что первоначально в них готовились юристы и нотариусы, а в последствии, уже при австрийском правительстве — государственные служащие.

Со школами граничит Дом Панигарола

В этом здании испокон веков велось государственное делопроизводство. Деятельность эта, согласно сложившейся традиции, принадлежала семье Панигарола и передавалась по наследству вплоть до 1741 года.

В левой части здания в настоящее время находится ресторан. Под портиком, соединяющим дом с ратушей, на уличных плитах можно найти изображение змеи – все тот же символ Висконти, а на стене дома увидеть терракотовую табличку 1448 года предупреждающую, к каким денежным расходам и трате времени могут привести судебные тяжбы. По сути – это совет хорошенько все взвесить, прежде чем обратиться в судебные инстанции

Пройдя под аркой, мы окажемся на Орефичи (via Orefici) – улице Ювелиров. Справа от нас расположена монументальная площадь Кордузио (piazza Cordusio) с памятником итальянскому поэту Джузеппе Парини. В самое раннее средневековья на этом месте находился дворец лонгобардских правителей, Curia Ducis. От самого дворца единственное, что осталось — это топоним, давший название площади. Примерно до 2000 года здесь располагались центральные офисы крупных банков, в настоящий момент переехавших в новые небоскребы на окраине города.

Перейдем виа Орефичи и по улице, названной в честь итальянского интеллектуала и писателя Цезаря Канту (via Cesare Cantù), выйдем на улицу Сабельщиков (via Spadari). Пройдя сотню метров в направлении via Torino, мы увидим самый старый в Милане магазин ,а точнее, храм деликатесов Пек (Peck).

Гастроном был открыт в 1883 году чешским предпринимателем Франтишеком Пеком. Первоначально он располагался на улице Ювелиров и в его ассортимент входили, в основном, колбаски и прочие копчености. Продавались чешские сардельки на улице, населенной ювелирами, очень хорошо и вскоре торговая точка обрела большую известность. В 1918 году Пек успешно продал свой магазин итальянцу Элизео Маньяги (поэтому его можно по-праву назвать «Миланским Елисеевским»), который перевел его в здание, где он располагается по сей день. Ассортимент был расширен за счет свежих макаронных изделий, равиоли и готовых блюд. На втором этаже был открыт ресторан и, со временем, Пек сделался местом встреч миланской интеллигенции.

На первом этаже находится кафетерий, и мой вам совет, если хотите выпить действительно вкусный кофе или капуччино, зайдите и не пожалеете.

Итак, выпив чашечку кофе, выйдем из этого храма соблазнов и перейдем улицу.

Обратите внимание на дом N3, так называемый дом Феррарио.

Здание является одним из ярчайших примеров миланского либерти, известного также как Art Nouveau, и одним из первых зданий, построенных в этом стиле: структура и отделка из камня относительно просты, а яркую декоративную часть строению придают кованые балконы. Орнаментальные мотивы с листьями, цветами и свитками позаимствованы у бельгийского архитектора Виктора Орта. Особенно великолепны мотивы с нежными бабочками с крылышками из тонкого изогнутого железного листа

Теперь по той же улице Канту направимся к площади папы Пия XI (piazza Pio XI) – сподвижника подписания в 1929 году Латеранского соглашения между Ватиканом и правительством Муссолини. Фашистское правительство этим соглашением признавало суверенитет Святого Престола, утратившего свою независимость после объединения Италии в 1861 году, когда было решено отделить религию от государства. В результате подписания этого конкордата Пий XI делался главой новообразованного папского государства, а католицизм вновь становился единственной государственной религией Италии. Кроме того, договор предусматривал выплату зарплаты священникам и епископам, устанавливал гражданское признание церковных браков и вводил религиозное обучение в государственных школах. В обмен на это, епископы присягнули на верность итальянскому государству, которое обретало право одобрять или запрещать их избрание.

На площади находится здание Амброзианской Библиотеки

Инициатором ее строительства, начавшегося в 1603 году, был один из образованнейших людей своего времени — кардинал Федерико Борромео, двоюродный брат более известного св. Карло Борромео. Проект был поручен архитектору Франческо Мария Рикини, который в то время также руководил строительством Домского собора. А открыта она была 8 декабря 1609 года. После Бодлианской, открытой в Оксфорде в 1602 году, это была вторая публичная библиотека Европы. Впрочем, не следует понимать термин «публичная» в привычном нам смысле. В наши дни нам трудно оценить ценность, которую имели книги. Чтобы попасть в читальные залы библиотеки нужно было обладать обязательным ученым званием и иметь рекомендациии. Но, учитывая, что до этого весь печатный материал находился в ведении исключительно монастырей и церквей – это было значителным шагом вперед. При библиотеке была открыта типография, здесь размещалась также школа классических языков. Кроме того, в нее вошли Академия живописи и картинная галерея, учрежденные тем же Федерико Борромео.

фото Светланы Маргулян

В библиотеке хранится ни много ни мало 12 рукописей Леонардо да Винчи, 12 тысяч рисунков европейских художников XIV—XIX в.в., издание «Илиады» Вергилия V в.н.э. (Ilias Picta) с иллюстрациями Симоне Мартини, Петрарка, Бангорский антифонарий VII века (один из древнейших памятников средневековой гимнографии), многие другие ценности культуры. В картинной галерее можно полюбоваться такими шедеврами, как «Корзинка с фруктами» Караваджо, «Портрет музыканта» Леонардо да Винчи

«Поклонение волхвов» Тициана, «Мадонна с ребенком и тремя ангелами» Боттичелли, взглянуть на очень интересные подготовительный картон Рафаэля для его фрески «Афинская школа», находящейся в Станца делла Сеньятура в Ватикане.

 

 

Как известно, на этой росписи Рафаэль изобразил самого себя (в образе Апеллеса) и многих своих художников-современников: Леонардо да Винчи (в образе Платона), ахитектора Бастиана да Сангалло (в образе Архимеда), Браманте (в образе Эуклида), Перуджино (в образе Протогена).

Интересно заметить, что на картоне отсутствует фигура задумавшегося Гераклита Эфесского, который на фреске изображен сидящим на переднем плане в одиночестве, в отличие от остальных персонажей в греческих паллиумах, одетого в холщовую рубаху с длинными рукавами и обутого в сапоги. Фигура эта, в которой без труда можно распознать Микеланджело, появилась в самый последний момент, когда Рафаэлю стало известно о возникших у скульптора трудностях и временной преостановке работ в Сикстинской Капелле из-за нехватки выделенных средств всвязи с новой военной капанией, затеянной папой Юлием II и потребовавшей больших затрат.

В 90-хх годах прошлого века, во время работ в подвальных помещениях библиотеки были обнаружены останки римского форума. Благодаря работам археологов, теперь мы знаем, что он занимал площадь 55х160 метров и на нем пересекались кардо и декумано. По этой реконструкции можно составить себе представление о том, как он выглядел. А выглядел он более-менее так, как, практически, все римские форумы

Убедиться в этом можно каждую первую субботу месяца по предварительной записи.

Сама же бибиотека открыта со вт. по вс. С 10:00 до 18:00. Вход 15 евро.

Официальный сайт Амброзианской библиотеки здесь.

Вообще не многие знают, что Милан в течение почти 200 лет, с 286 по 402, являлся столицей Римской империи, а точнее, Западной ее части. Когда император Диоклециан,  решив поделить вверенную ему державу пополам, для себя столицей он выбрал Никомедию, для Массимиано – Медиоланум.

Как уже было рассказано в Маршруте Nr 1, Милан являлся стратегически важным центром кельтов. Это хорошо понимали римляне. Поэтому,  завоевав его в 222 г до н.э., они сделали его стратегически важным местом в войне с галлами, которую возглавил Цезарь.

В имперскую эпоху военное, политическое и экономическое значение Милана еще больше возросло всвязи с участившимися варварскими набегами с севера. В 260 г. н.э. у его стен произошла битва, в которой император-генерал Галлиен одержал победу над 300.000 алеманнами (читай — немцами). По этому случаю в тот же год в городе был открыт монетный двор, который продействовал вплоть до 1474 (!) года.

Не забывая, что мы идем по некогда пульсирующему сердцу западной столицы римской империи, пройдем по via Cardinal Federico, названной так в честь основателя библиотеки кардинала Федерико Борромео, и выйдем на piazza San Sepolcro, названной так по названию стоящей там церкви – Гроба господня.

Прервав наше повествование о римских временах, перенесемся веков, этак, на десять вперед.

Не верьте вводящему в заблуждение фасаду. Церковь эта была заложена в 1030 году Мастером Монетного Двора Бенедиктом Ронцоне, как семейная часовня. Первоначально она была посвящена Святейшей Троице и выглядела, понятное дело, совсем иначе.

В 1096 году, в полный разгар борьбы за инвеституру,  папа Урбан II находит гениальное решение, чтобы разрядить донельзя накаленную обстановку в Европе. Он снаряжает первый Крестовый поход и отсылает подальше самые горячие головы, которые, в противном случае, могли бы пристать не известно к какому стану. Неожиданно для него самого эта его затея получает большую поддержку масс.

У Айеца, кстсти, есть замечательная картина, с невероятной выразительностью изображающая сцену объявления Папой своей идеи о крестных походах.

Франческо Айец. Папа Урбан II проповедует первый крестовый поход на площади Клермоны.

Картина хранится в миланской художественной галерее Gallerie d’Italia, расположенной напротив театра Ла Скала.

В 1099 году крестоносцы завоевывают Иерусалим, а сто лет спустя, 15 июля 1100 года архвиепископ Милана, в столетний юбилей отправки первых ломбардских рыцарей и их победы над иноверцами, а так же накануне отправки второго крестового похода 1100 года (в котором он сам же и погибнет), меняет название церкви, посвящая ее Гробу Господнему . В этот же период во внешний вид церкви превносятся значительные изменения, чтобы сделать ее похожей  на одноименный иерусалимский храм.

Сама по себе церковь, на мой взгляд, особого интереса не представляет. То, что представляет интерес – это крипта. Во-первых, потому что, в отличие от церкви, которая в течение веков претерпела многочисленные изменения, она осталась такой же, как и 1000 лет назад. Во-вторых, спустившись вниз можно увидеть то самое пересечение римских дорог Кардо и Декумануса. В-третьих, сюда точно спускался сам Леонардо Да Винчи для составления ее плана, включеннного в “Атлантический кодекс”, ныне хранящийся в Амброзианской библиотеке.

Вход в крипту платный. Информацию о том, как в нее попасть можно найти здесь.

Теперь на минутку снова перенесемся в другой век, уже ближе к нам. По via Bollo, а затем по via Santa Maria Fulcorina направимся к зданию биржи.

Квартал справа — это своего рода миланское «поле чудес». С самых древних времен, начиная со II века н.э., этот квартал был предназначен для производства денег. Начиная с римского монетного двора, который просуществовал здесь до 1474 года, то есть более тысячи лет, сначала на виа Монета (без перевода ясно), а потом переехал на соседнюю via Zecca Vecchia (улицу Старого Монетного Двора), где продолжили неустанно чеканить и печатать деньги до 1861 года, момента объединения Италии, когда во всей стране была принята единая денежная единица. Даже сейчас здесь расположены офисные здания не какие-нибудь, всевозможных финансовых учреждений.

Через арку пройдем на площадь piazza Affari, то бишь Business Square, говоря по-английски. Нашему взору откроется монументальная площадь биржи c возвышающимся над ней одинадцатиметровым мраморным пальцем мастерски выполненным итальянским скульптором Маурицио Каттеланом

Площадь эта может по праву считаться символом не только миланской экономики, но и финансовой деятельности всей Италии. Она, главным образом, известна наличием на ней фондовой биржи, основанной здесь 16 января 1808 года.

В римские времена на месте Палаццо Меццанотте (здания самой биржи) и прилегающего к нему Палаццо Эрколе Турати (торговой палаты), располагался театр. Сцена его была высотой 20 метров, диаметр зрительного зала — 95 метров и он мог вместить от 7000 до 9000 зрителей, в то время, как население Милане составляло около 25000 жителей. Театр сохранял свою первоначальную функцию до IV или V в. н.э., до тех пор, пока постепенное укрепление позиций христианской церкви и ее christian austerity не стали препятствовать театральным представлениям. Как и большая часть города, театр был разрушен в 1162 году во время нашествия Фридрихом Барбароссой.

От самого театра осталось, увы, немного, и то, что осталось находится в подвальных помещениях биржи. Но, спуститься вниз, все-равно, интересно. Поэтому привожу номер телефона и адрес электронной почты по которым можно связаться, чтобы заказать посещение этого археологического объекта:

++39-02-8515 4378

Email: teatroromano@milimb.camcom.it

На месте же самой площади, как видно из вышепреведенного изображения, находился императорский дворец, построенный Миссимианом в III в. н.э. с прилегающим к нему цирком.

Площадь обрела свой нынешний вид в ХХ веке, в период фашизма, когда она была перестроена с возведением двух, обращенных друг к другу, величественных зданий: первое, 1932-го года, принадлежит руке архитектора Паоло Меццанотте. В нем размещалась Миланская фондовая биржа. Второе, 1939-го года, спроектированное Эмилио Ланча вместе с скульптором Джузеппе Маретто, предназначалось для разных офисов.

Возвращаясь к нашему пальцу, установлен он был в 2010 г. Название этого шедевра не менее провакационно, чем его внешний вид — ”L.O.V.E.”. Любовь здесь ни при чем. Сокращение с итальянского переводится как «Свобода. Ненависть. Месть. Вечность». Значение его можно интерпретировать как римское приветствие, позаимствованное Муссолини, с отрубленными или размытыми временем пальцами, за исключением среднего. Жест, который обычно считается непристойным. Работа эта, начатая в период рецессии, интерпретируется также как протест против мира финансов, символизируемый фондовой биржей. Как c Каттеланом не согласиться!

Забудьте о торгах с кричащими брокерами, о биржевой горячке. Купля-продажа акций во всем мире уже давно производится on-line. Теперь здесь находятся офисы разных финансовых компаний. Ежегодно в июле в центральном зале проводится фестиваль джазовой музыки SummerNite.

Обойдем площадь и выйдем на улицу via San Vittore al Teatro. До 1910 года здесь располагалась одноименная церковь. Согласно легенде, заложена она была  миланским святым Гальдино в честь святого Виктора Мавра, римского солдата Преторианской Гвардии, находившимся на службе в Милане в период правления императора Массимиана. Согласно легенде, он публично объявил себя христианином и отказался принести жертву языческим богам, за что был схвачен, подвергнут пыткам и казнён. Произошло это около 303 года в Милане. Церковь была построена здесь потому что, опять же, согласно легенде, святой Виктор прятался от преследований как раз в подвалах театра.

Далее по переулку vicolo Santa Maria alla Porta выходим на одноименную улицу, названную также по расположенной на ней церкви. Находящееся перед нами здание было возведено в XVII веке по проекту архитектора Рикини в период испанского правления на месте более старой церкви X века, у которой она и позаимствовала свое название — Святой Марии у Ворот. Топоним «у ворот» указывает на то, что в республиканский период  Октавиана здесь находились одни из Ворот городской стены на дороге в Верчелли (Porta Vercellina). Фасад выходит на улицу, когда-то являвшуюся частью декумана, пролегавшего от площади Сан-Сеполькро к Порта-Верчеллина. В настоящее время в этой церкви проводятся службы польской общины.

С правой стороны церкви можно взглянуть на руины часовни Мадонны в Переднике, разрушенной во время авиабомбардировки 1943 года

 

 

Забавное название происходит от исторического факта, произошедшего в 1631 году, в период уже ведшейся реконструкции прилегающей церкви. Один каменщик, вытаскивая из стены кирпичи, обнаружил за ними запыленное лицо Мадонны. Он протер лицо Девы своим фартуком, и случилось чудо: он перестал хромать! С тех пор фреска сделалась объектом паломничества, причем настолько известным, что на собранные пожертвования удалось отреставрировать соседнюю церковь.

 

Теперь по виа Горани (via Gorani) направимся к via Brisa. Возвышающаяся над площадью башня – это все, что осталось от дворца некогда знатной семьи Горани, чье имя и носит улочка, разрушенного в 1943 году во время все тех же бомбардировок.

Башня является одним из последних свидетельств многочисленных «небоскребов», украшавших средневековый Милан.

 

Под стеклянным покрытием площади можно взглянуть на фрагменты мозаик,  украшавших некогда находившийся здесь императорский дворец.

 

Дворец императора Максимиана Августа был построен примерно в 291 г. н.э. и занимал он, со всеми прилегавшими постройками, бòльшую часть города. Как и подобало императорскому городу, в нем имелся цирк, театр, амфитеатр, бани, конечно, форум. Как и Палатин в Риме, императорский дворец имел прямой доступ к прилегавшему к нему цирку.

Совершить исторический экскурс 3D и получить представление о том, как выглядел дворец и прилегавший к нему цирк, можно здесь.

Именно на этом месте в 313 году императорами Константином и Лицинием был подписан эдикт, провозглашавший религиозную терпимость, после чего христиан престали преследовать, бросать на съедение львам и прочим хищным животным, а маленькая община, уверовавшая в некоего еврея Иешуа, родом из палестинского захолустья, стала быстро набирать силу и влияние.

Было высказано предположение, что здание, чьи руины находятся перед нами и которые были обнаружены под домами, разрушенными при бомбардировке в 1943 году, представляло собой экседру (полукруглую глубокую нишу, украшенную колоннами, обычно завершавшуюся полукуполом), выходившую на улицу, шедшую вдоль цирка с западной стороны дворца.

 

Далее по via Ansperto, названную в честь епископа IX века, сделавшего много добрых дел для своего родного города Милана, в том числе, построил атриум базилики Св. Амвросия и обновил городскую крепостную стену, выходим на улицу Bernardino Luini и сворачиваем направо. Дойдя до перекрестка, слева от себя обнаруживаем ступеньки внешне довольно непримечательной церкови — заключительный объект этой нашей прогулки.

Зайдите внутрь (вход свободный), оглянитесь и вы поймете, почему эту церковь называют «Миланской Сикстинской Капеллой».

В течение почти тысячилетия, с VIII – IX по 1798 год – пока Наполеон Бонапарт не запретил монашенские ордены (и здание долгое время использовалось сначала как склад, потом как конюшня), она являлась главной церковью самого важного и влиятельного женского бенедиктинского монастыря Милана. Важного не только с религиозной, но и с экономической точки зрения.

 

Имеются документы, согласно которым монастырь был основан еще при короле франков Карле Великом (775-814 г.г.) на месте римских руин — цирка и городской стены, возведенной императором Массимиананом. От тех грандиозных постороек чудом выжили две римские башни III-IV в.в. н.э., которыми в настоящее время можно полюбоваться на территории археологического музея. Одна из них имеет квадратную форму. Она находилась на площади, с которой начинались скачки. Другая — 24-гранная — являлась частью городской стены.  Квадратная башня была переделана в колокольню, а многогранная — в часовню, в память о средневековой легенде, согласно которой первые мученики — принявшие христианство солдаты римской гвардии, среди которых был и легионер по имени Маврикий — были заключены в многоугольную башню и обезглавлены по приказу императора Диоклетиана в 303 г. н.э. Согласно легенде, Маврикий был мавританцем (о чем свидетельствует его имя) и на изображениях до XIII века он так и изображался: типичным африканцем. Но позднее его почему-то начали изображать белокожим. Но это, конечно, детали.

В начале XVI в., представитель городской знати Александр Бентивольо вместе с женой Ипполитой Сфорца берут монастырь под свою опеку, расширяют и спонсоризируют его обновление.

О причине такой щедрости не трудно догадаться: у пары пять дочерей, которых, по всей видимости, надо куда-то «пристроить». Двоих выдают замуж, а оставшиеся три отдают в монастырь. Таков уж был средневековый мир. Монастырь в те времена находился на окраине города. На его территории располагались сады, огороды, виноградники, склады, мастерские и т.д. Для управления подобным предприятием требовался явный дар хозяйственника. Таким талантом, по всей видимости, обладала старшая дочь семейства Бентивольо, которая целых шесть раз избиралась настоятельницей монастыря.

Как и все бенедектинские обители, Святой Маврикий был монастырем закрытым и монахиням  категорически запрещалось поддерживать какие-либо контакты с внешним миром. Это заметно по нефу церкви, разделенному на две части: та, что перед алтарем была предназначена для мирян, за ним – для монахинь. Зарешеченное окно над жертвенником ранее располагалось немного ниже и монахини могли хотя бы видеть лица мирян, но потом было решено его поднять, дабы те не отвлекались от молитвы. Дверь с левой стороны, ведущая за алтарь, отсутствовала. Ее прорубили только в XVIII в., уже после закрытия монастыря.

Богатые росписи и отделка церкви говорят сами за себя: монахини происходили из самых знатных и богатых семей всей Ломбардии. Роспись была поручена самому известному художнику того времени, ученику Леонардо Да Винчи, Бернардино Луини и его сыновьям.  Приглядевшись,  вы без труда найдете лично им выполненные фрески. Они отличаются той же, присущей да Винчи, мягкостью лиц и глубиной пейзажа. Две из них, например, находятся по обе стороны от алтаря. В католической иконографии обычно в виде коленопреклоненныного персонажа изображался сам заказчик, спонсоризировавший реконструкцию или постройку храма, в окружении разного святого люда. С левой стороны алтаря на коленях стоит Александр Бентивольо, справа – его жена Ипполита.

 

В верхнем правом углу изображен св. Сигизмунд, приносящий храм в дар св. Маврикию.

Святой Сигизмунд был бургундским королем и еще до того, как стать им, в 515 году он основал аббатство святого Маврикия д’Агон, на месте алтаря, где лежали останки этого мученика, и делает его местом паломничества многочисленных верующих. Он стал первым правителем-варваром, ставшим святым.

Особого внимания заслуживает также капелла св. Катерины и фреска, изображающая святых Цецилию и Урсулу, также руки Бернардино Луини, которую вы легко узнаете.

Поднимите голову и обратите внимание на богатую роспись эмпор.

“Эмпора” на итальянском звучит как “matroneo”. Легко догадаться, что это место, предназначенное для «матрон», то бишь женщин. Известно, что на Востоке, в частности, в синагогах, мужчины и женщины молятся раздельно. И хотя, согласно христиансткой традиции, мужчины и женщины изначально всегда молились вместе, в архитектуре этот элемент сохранился, как дань восточному храмостроению. В некоторых храмах над центральным входом устанавливается орган и располагается хор.

Считается, что заалтарная часть церкви была расписана раньше, чем та, что была предназначена для мирян.

На темно-синем своде, усеянном золотыми звездами, изображены четыре евангелиста, ангелы-музыканты, а в центре — медальон с Богом-отцом. Работа, выполненная в конце XV века, приписывается мастерской еще одного известного художника периода Возрождения Винченцо Фоппа и отличается мягкостью изображенных фигур и яркостью красок.

Художественное оформление продолжилось во втором десятилетии XVI века, когда по заказу семьи Бентивольо-Сфорца Бернардино Луини расписывает нижнюю часть перегородки назидательным циклом, посвященным Страстям Христовым. Выполненная художником в зрелые годы работа отличается теплыми и живыми цветами, мягкостью и деликатностью композиций. Персонажи, в соответствии с идеалом классической красоты, представлены со спокойными и сдержанными выражениями лиц и жестами. Фреска читается справа налево и начинается с «Молитвы Христа в саду» со спящими учениками и Иудой, ведущим солдат. За ней следует «Ecce Homo» (лат. «Се человек», слова Понтия Пилата об Иисусе Христе), где одетый в роскошную королевскую одежду Пилат указывает на Христа в окружении солдат, «Восхождение на Голгофу» и «Снятие с креста». На этой последней фреске в богато одетом персонаже справа можно узнать одного из членов семейства Бентивольо, а в монахине на сцене погребения Христа, поврежденной из-за открытия двери, с большой вероятностью — настоятельницу Александру. Цикл слева заканчивается Воскресением, с торжествующим Христом и испуганными солдатами внизу. В центральной части алтаря, где находится решетка и два небольшие отверстия для причащения, Луини изобразил фигуры мученниц, ангелочков и святых Рокко и Себастьяна. Обратите внимание, что каждая святая изображена с тем органом, который был подвергнут мучениям (святая Агата с грудьми, Святая Лючия – с глазами на тарелке и прочие ужасы).

Кстати об органах. В отличие от самой церкви, которая недействующая, зале монахинь находится действующий, полностью механический орган 1554 года. Иногда в церкви проводятся поэтические и музыкальные встречи.

Церковь был отреставрирована несколько лет назад и отдала в ведение миланского Touring Club. Посетить ее можно вт-вс с 9:30 до 19:30.

Те, кто посещения Святого Маврикия еще чувствуют в себе силы и желание, могут заглянуть в очень интересный археологический музей, войти в который можно здесь же из церкви. В его внутреннем дворе находится та самая 24-гранная римская башня, о которой было сказано и в которую можно зайти

Музей располагает большим количеством очень интересных экспонатов этрусского, греческого и римского периода. Например, вы наверняка не останетесь равнодушны перед стеклянной винной чашей IV века н.э., так называемой Диатретой Тревульцио. Это одна из шести чудом дошедших до нас подобных чаш римского периода. Тулово сосуда находится внутри внешней стеклянной ажурной «сетки» резной работы. По краю латинскими заглавными буквами написано: BIBE VIVAS MULTIS ANNI (ПЕЙ И ЖИВИ МНОГО ЛЕТ).

 

В частности, эта чаша была случайно чудом обнаружена в 1725 году при вспахивании одного поля на севере Италии. Она находилась в мраморном саркофаге, являвшимсся частью захоронения одного знатного патриция, предположительно, приближенного к императорскому двору.

После смерти владельца угодия, на которому чаша была найдена, она была выставлена на продажу и приобретена известным миланским коллекционером маркизом Карлом Тривульцио в 1777 году. В 1935 году чаша была приобретена мэрией Милана и передана в археологический музей.

Напротив входа в музей находится Дворец Литта – один из ярчайших примеров архитектуры барокко-рококо Милана, построенный по проекту все того же Рикини. Над балконом центрального входа, поддерживаемого двумя атлантами, можно увидеть огромный семейный герб бывших хозяев особняка, по которому можно отследить, с какими другими знатными семьями они находились в родстве

Как всегда, предлагаю закончить прогулку в модном кафе Panini Durini в двух шагах от Дворца Литта на Corso Magenta, 31, где вам предложат большой выбор свежей выпечки  и бутербродов.