Галерея Виктора Эмануила II — Театр Ла Скала – Фонтан Тритонов — Grand Hotel de Milan — Квартал Моды — Музей Багатти-Вальсекки – Королевская вилла — Площадь Бельджойозо — Дом Атлантов – Сан-Феделе

 

Одна из главных достопримечательностей Милана, безусловно, это Галерея короля Виктора Эммануила.

С одной стороны, можно было бы сказать, что она, в каком-то смысле, является копией парижской Galerie Vivienne или лондонской Burlington Arcade. Но, с другой стороны, традиция строительства крытых портиков и пассажей была широко распространена на севере Италии уже в римские времена, и можно было бы очень даже поспорить, кто что у кого скопировал. Согласно свидетельствам монаха-историка Бонвезин де ла Рива, в одном только в Милане их насчитывалось более шестидесяти.

Построена она была в 1865—1877 г.г. , то есть сразу после объединения Италии. Идея о реконструкции центральной площади  была связана с желанием придать центру города соответствующий его статусу вид. В те времена Домская площадь была не только намного меньше, но и густо застроена.

После долгих прений, муниципалитетом было выпущено постановление частные постройки, примыкающие к собору, экспроприировать, а площадь расширить. После получения всех необходимых разрешений, 3 апреля 1860 года был объявлен конкурс на лучший проект. Из многочисленных представленных на рассмотрение проектов комиссией было отобрано 176 и все они были выставлены на всеобщее обзор в Пинакотеке Брера. Хотя победитель на этом этапе и не был избран, разобрались, чего хотелось и над чем следовало еще поработать. Через год был объявлен второй конкурс, в финал которого вышли 18 проектов. Но, опять же, ни один из них не был признан победителем. В 1863 году был объявлен третий, заключительный. На этот раз он был закрытым, и на нем было рассмотрено всего восемь архитектурных предложений. Лучшим было признано решение архитектора Джузеппе Менгони, но с условием, что тот согласился бы внести некоторые изменения.

Первый камень был торжественно заложен королем уже объединенной Италии Виктором Эмануилом II 7 марта 1865 года в присутствии разных государственных деятелей и иностранных дипломатов.

Пару слов скажем о Викторе Эмануиле II. Принадлежал он  к Савойской династии, был последним королем Сардинского Королевства и первым королем Объединенной Италии. Некоторые историки приписывают ему какие-то выдающиеся заслуги в процессе объединения Италии. На самом же деле его фактическим осуществлением руководил Гарибальди, которого сразу же после объединения, за ненадобностью, тихо отодвинули от государственных дел и отправили на заслуженный отдых на остров Капрера рядом с Сардинией, а подготовкой — граф Камилло Кавур. Просто король славился простым обхождением, за что снискал любовь итальянского народа.

Это его конный памятник возвышается перед Домским собором.

Кстати, Савойский Дом считается старейшей из ныне существующих европейских династий. Она берет начало в 970/980 годах, и последний король из рода Савойя – Умберто II – закончил свое правление в 1946 году. Правил, правда, он всего месяц, за что и был прозван «Майским Королем», в интервале между отречением от престола его отца Виктора Эмануила III и национальным референдумом об отмене монархии, когда итальянцы проголосовали за республику и решили изгнать всех Савойя из страны без права возвращения. С тех пор королевские отпрыски проживают в Швейцарии и смогли пересечь итальянскую границу (чисто в туристических целях) — с величайшего дозволения итальянского парламента — всего несколько лет назад.

После разных перепетий, включая банкротство фирмы-подрядчика и падения с лесов и смерть самого Менгони, официально строительство было завершено в 1878 году. Сразу же после ее открытия, Галерея приобрела славу «Миланской Гостиной». Гаспар Кампари, основатель одноименной всемирно известной винодельческой фирмы, открывает в ней свое первое кафе-бар Кампарино

Здесь же открываются не менее известные, по сей день присутствующие здесь, кафе Савини

и  Биффи.

Галерея была первым общественным местом в городе, освещавшимся газовыми горелками, которые зажигались с помощью «игрушечного» локомотива, пробегавшего по установленным наверху «игрушечным» рельсам. Остроумные миланцы прозвали его «мышонком».

Естественно, Галерея становится и местом политических протестов, неизменно сопровождавшихся битьем витрин.

Умберто Боччони. Драка в Галерее

Витрины кафе Кампари с момента его основания были разбиты 87 раз! Во время Второй Мировой Войны Галерея очень пострадала и была востановлена только в 1955 году.

В центре Галереи расположен, так называемый, «октагон» шириной 36 метров.

Под куполом октагона находятся люнеты размером 15 метров на 7 с аллегорическим изображением четырех континентов. Америка представлена ​​как женская фигура в окружении некоторых афроамериканцев и индейцев. Ее автор – профессор Художественной Академии Брера Raffaele Casnedi.

Азия — сидящей на троне, где туземцы и другие мужчины азиатского вида преподносят ей дары (следует подчеркнуть, что строительство галереи приходится на период европейского колониального экспансионизма). Ее автор — Bartolomeo Giuliano.

Европа — в старинном наряде, охраняемая крылатым человеком с лавром . Автор — Angelo Pietrasanta, ученик Айеца.

Наконец, Африка представлена ​​в древнеегипетской одежде между львом и мавром, который поротягивает ей пучок пшеницы. Автор – гарибальдинец Eleuterio Pagliano.

Пол октагона выложен мозаикой и в одной его части, где, обычно, толпится народ, имеется изображение быка, в дань городу Турину и Савойской династии, откуда она происходила. Согласно установившемуся поверию, трехкратное вращение пяткой правой ноги на гениталиях быка приносит удачу. Первоначально это топтание было народным жестом пренебрежения по отношению к столице Пьемонта, на гербе которой изображен бык, а затем распространился просто как суеверный ритуал, якобы, приносящий удачу. Церимониал, повторяемый сотни раз в день, в основном, туристами, быстро изнашивало изображение интимной части животного, которое приходилось часто восстанавливать.

В 1967 году, к столетию галереи, были произведены важные восстановительные работы и, неизвестно по какой причине, то ли, чтобы предотвратить суеверные ритуалы или из скромности, быку были удалены гениталии. Но это, все равно, это не препятствовало продолжению традиции.

Согласно другой традиции, вывески всех расположенных в галерее кафе и магазинов должны быть выполнены в едином стиле: золотыми буквами на черном фоне. Даже находившийся до недавнего времени здесь McDonalds был вынужден модифицировать собственную вывеску.

С момента своего основания жизнь Галереи неразрывно связана с Театром Ла Скала. Не только потому, что она сразу же сделалась излюбленным пассажем к театру со стороны Домского собора, но и потому, что ее кафе и рестораны стали местом встречи «импресарио» с певцами и музыкантами, которые надеялись заполучить роль в одном из театров не только Милана, но и всей Ломбардии. О Ла Скала можно говорить много. Написано о нем тоже много. У кого будет желание, без труда сможет найти о нем всю интересующую информацию.Хотелось бы вкратце остановится только на некоторых моментах. Легендарный Театр был спроектирован любимцем императорского двора, архитектором Джузеппе Пьермарини в 1776 годы по приказу императрицы Марии Терезы Австрийской. Находится он сразу же за портиком Галереи, слегка сбоку. Тот, кто никогда его не видел, удивится и, возможно, разочаруется простотой и скупостью, как его самого, так и расположенной перед ним площади. В особенности, после роскошных декораций Домской площади. Нужно также иметь ввиду, что всего пару десятилетий назад площадь закрыли для автомобильного движения, а до этого она выглядела вот так, что-то вроде заполненного автомобилями рондо вокруг памятника Леонардо Да Винчи.

А еще раньше никакой площади вообще не было, а напротив театра находились частные особняки.Решение о строительстве было принято после пожара, полностью уничтожившего главный театр города, располагавшегося на территории Герцогского Дворца (спроектированного тем же Пьермарини), рядом с Домским собором. В эпоху, когда кино и телевидение отсутствовали, значение театра, как места встреч и спектаклей было настолько велико и необходимость в нем ощущалась настолько остро, что новое здание было возведено в рекордно короткие сроки: немногим более, чем за два года, в 1776—1778 гг. Средства  на это выделили 90 миланских аристократических семей, которые автоматически становились владельцами лож. Чтобы построить театр было решено пожертвовать церквью Санта-Мария алла Скала, откуда и произошло название самого театра. Пожертвованная на благое дело церковь, в свою очередь, свое название получила в 1381 году не от «лестницы» (scala), а от фамилии покровительницы — Реджина делла Скала, представительницы аристократического рода из Вероны. Вот как эта церковь выглядела перед тем, как ее снесли:

Театр был открыт 3 августа 1778 года постановкой оперы 28-летнего Антонио Сальери «Признанная Европа». Сальери, несмотря на свой юный возраст на тот момент уже 4 года занимал очень важный пост придворного композитора и капельмейстера итальянской оперной труппы. Кстати, с Моцартом — который был на шесть лет моложе Сальери — в те годы тоже в Милане были знакомы. С 1770 по 1774 композитор провел в Италии, а в миланском Герцогском театре были поставлены две его оперы «Митридат, царь Понтийский» (1771) и «Луций Сулла» (1772), написанные им, соответственно, в возрасте 15-ти и 16-ти лет.В те времена, хотя Опера начиналась поздно, в театр отправлялись чуть ли не сразу после обеда. Там проводили время, танцевали, обедали и ужинали. За ложами имелись маленькие кухни. Потом, когда начинался спектакль, знать располагалась в ложах, а прислуга – в партере. Вот почему простой народ распевал Моцарта, Россини и Сальери столько же, если не больше, чем знать.

Фасад здания выдержан в строгом неоклассическом стиле. Кому-то он может показаться непримечательным, даже неказистым, по сравнению со всей той славой, которой пользуется театр. А если иметь ввиду, что во времена Верди перед театром вообще никакой площади  не было, то можно было пройти мимо, просто театра не  заметив, приняв  его за жилое здание.

Но выбор,  сделанный архитектором был не случаен. Столь необъятным, ярким, захватывающим было все то, что в переполненной оперной сумятице происходило внутри этого храма, что любое внешнее излишество было бы просто неуместно. К тому же, улица, на которой располагался театр была не прогулочной, а простой проезжей улицей. Экипажи останавливались под портиком – крайне удачная находка Пьермарини — высаживали господ и дам, которые могли войти в театр не запачкав своих шелковых туфелек. По окончании спектакля, опять же, экипажи въезжали под портик и господ забирали. И никаких тебе прогулок перед театром с зонтиками.

Зато внутри посетитель оставался покоренным внутренней красотой отделки и безукоризненной акустикой выполненного в форме подковы зала. Потолок сцены был деревянным, что создавало, своего рода, естественную резонаторную камеру.

Вместимость театра 2007 человек: 676 мест в партере, 195 в первом ярусе, 191 во втором, где также находится королевская ложа на 20 человек, 194 в третьем ярусе, 200 в четвертом, 256 в первой галерке и 275 во второй.

За ложами находятся коридоры и залы, когда-то предназначенные для карточной игры и буфетов (и в те времена были те, кто опере предпочитал покер и буфет). Поскольку партер предназначался для «черни», первоначально в нем не было предусмотрено кресел — каждый приносил с собой свой  складной стул. Еще и потому, что вплоть до 1860 года спектакли проводились при свечах, горячий воск которых нещадно капал на головы и шляпы сидевших под огромной люстрой зрителей.

С театром неразрывно связаны имена многих выдающихся деятелей мировой музыкальной культуры. Джузеппе Верди (первая опера, принесшая ему успех, «Набукко», была поставлена именно в Ла Скала в 1842 году), Артуро Тосканини, Энрико Канузо, Мария Каллас, Каррерас, Доминго, Паваротти, Горовиц… Вот только некоторые из них.

В 2002-2004 годах была проведена генеральная реконструкция. Сцена была модернизирована и автоматизирована, были достроены гримерные и залы для репетиций и произведены другие важные работы.

При театре имеется музей, который располагается в здании бывшего Общества владельцев лож и театральных абонементов Ла Скалы, в котором проводились балы и приемы. В 1850 году здание было сдано в наем музыкальному издателю Рикорди, владельцу старейшего в Италии музыкального издательства, известного еще и тем, что «открыл» композитора Верди и опубликовал все его оперы. Этот интересный и богатый музей располагает большим количеством экспонатов, связанных с более, чем двухсотлетней славной историей театра. Информацию о музее на русском языке можно найти здесь.

Свернув на виа Верди (via Verdi), дойдем до небольшой церкви св. Иосифа или, по-итальянски, Джузеппе (San Giuseppe). Даже если барокко не ваш излюбленный стиль, нельзя пройти мимо этого шедевра, построенного по проекту Франческо Мария Рикини.

Как и гений неоклассицизма Пьермарини, Рикини был одним из самых влиятельных архитекторов Милана предыдущего периода – периода барокко. Это им было переделана большая часть первоначальных (зачастую незаконченных) готических фасадов миланских церквей.

С правой стороны от нас будет виа Андегари (via Andegari). Согласно легенде, именно здесь находилось святилище кельтов Medhelan, от которого, по  мнению некоторых,  и происходит название Милан. Название же самой улицы берет начало от кельтского «ande gar» и латинского «andegavium», что означает «изгородь из боярышника», который кельты почитали за святое растение, символ плодородия. Видимо здесь его тогда много произрастало.

В сотне метров от церкви эта улица скрывает один из малоизвестных шедевров города: фонтан Тритонов, выполненный в 1928 году скульптором Сальваторе Сапонаро, являющийся частью банка Карипло.

Не трудно себе представить, что скульптура представляет собой аллегорию сбережения.

Остроумные горожане давали двойную интерпретацию вытекающим из раковины струям воды. Оптимисты видели в них нескончаемую благотворительность банка, пессимисты – поскольку до 1960 года в здании располагались офисы налоговой инспекции — слезы миланцев от выплачиваемых ими налогов.

В народе фонтан был прозван «Женщина с тремя сиськами» из-за статуи, изображающей сбережения и держащей круглую копилку, напоминающей круглую грудь.

По виа Романьози (via Romagnosi) возвращаемся на виа Мандзони (via Manzoni), названной в честь, не побоюсь сказать, самого известного итальянского писателя Александра Мандзони, о котором мы еще поговорим, и окажемся перед зданием дворца Ангуиссола, который вместе с прилегающим дворцом Брентани является частью картинной галереи Gallerie d’Italia, открытого в 2011 году в бывшем здании Итальянского Коммерческого Банка (в каждую третью среду месяца могут еще и посетить банковское хранилище). В музее хранится богатая коллекция итальянской живописи, являющейся собственностью банка Интеза-Сан Паоло.

Стоимость билета 5 евро, а в каждое первое воскресенье месяца, 2 июня и 15 августа музей можно посетить бесплатно.

Галерею стоит посетить, конечно же, из-за богатейшей коллекции полотен итальянских художников, от Айеца, Каналетто и Тинторетто до Бочелли, Фонтана и братьев Помодоро.

 

Безусловно, заслуживает посещения и дворец Ангуиссола, в котором прекрасно сохранились настенные росписи и потолочная гипсовая отделка.

 

Во внутренней части галереи расположен, так называемый, сад Александра, посвященный писателю Александру Мандзони. Место удивительное, если подумать, что находится оно в самой густозастроенной части города.

Джо Помодоро. Гибеллина II

 

А в одном внутреннем дворике помещена современная скульптура одного из самых известных итальянских скульпторов-модернистов Арнальдо Помодоро:

В доме 12 по улице Мандзони находится один из самых интересных и богатых музеев Милана — Музей Польди-Пеццолли (Museo Poldi Pezzoli).

Музей был основан коллекционистом Джан-Джакомо Польди-Пеццоли в середине XIX века как частная коллекция и открыт для публики в 1881 году. В музее, который, к тому же, являлся и  домом коллекционера, хранится большая коллекция оружия, доспехов, живописи XIV—XIX веков, итальянской скульптуры, мебели эпохи Возрождения, персидских ковров и фламандских гобеленов, венецианского стекла и античной керамики. Ботичелли, Раффаелло, Перуджино, Микеланджело, Айец, Поллайоло – вот только некоторые из авторов, чьи работы в нем представлены. Музей является частью интересного маршрута «Дома-Музеи Милана», включающего помимо Польди-Пеццоли еще три дома-музея: Багатти-Вальсекки (Museo Bagatti Valsecchi), дом-музей Боски Ди Стефано (Casa-museo Boschi Di Stefano, где можно посмотреть на картины Де Кирико, Фонтана, Боччони) и виллу королей швейных машинок “Necchi” Некки-Кaмпильо (la Villa Necchi Campiglio). Купив единый билет, можно посетить со скидкой все четыре этих музея.

Всю необходимую информацию по-английски можно найти здесь.

Посетив музей, мы продолжим нашу прогулку, направляясь в ту часть Милана, из-за которой — чего скрывать — многие сюда и приезжают.

Виа Мандзони пролегает там, где когда-то находилась римская стена и протекала река Севезо, которая до сих пор несет свои воды под тратуаром с нечетной стороны. В конце улицы чудом сохранились средневековые ворота, которые были одним из основных въездов в город с севера

Дом 28 по улице Мандзони занимает Grand Hotel et de Milan.

Гостиница эта известна не только роскошью своих номеров и ресторанов, но, в особенности, потому, что с 1872 до конца своей жизни в 1901 году здесь в номере 105, окна которого как раз выходят на ул. Мандзони, проживал Джузеппе Верди. Поселившись в Милане, покупке собственного жилья композитор предпочел проживание в гостинице. На фасаде здания имеется памятная табличка

Отсюда в 1901 году похоронная процессия направилась к Ла Скала, чтобы отдать честь выдающемуся композитору, который согласно собственному завещанию был похоронен в частовне при построенном на его средства доме отдыха для музыкантов.

Помимо Верди в этой гостинице останавливались: Мария Каллас, Энрико Карузо, Тамара ди Лемпицка, Ричард Бартон и многие другие деятели культуры.

От этого перекрестка начинается известная всем модникам и модницам виа Монтенаполеоне, которая во времена Верди еще не являлась, как сейчас, одной из главных туристических достопримечательностей города, частью квартала магазинов модной одежды и предметов роскоши, ограниченным улицами Монтенаполеоне, Мандзони, делла Спига и корсо Венеция, где все известные стилисты и дизайнеры считают своим долгом открыть свой собственный шоу рум. Да и называлась она по-другому: via Sant’Andrea, а на месте ее   пересечения  с via Manzoni, там, где сейчас находится выполненный в 1988 году скульптором Альдо Росси мраморный монумент президенту Италии с 1978 по 1985 год Сандро Пертини, располагалась церковь святой Анастасии, описанная все тем же Мандзони в своем романе «Обрученные».

В доме 39 по улице Манцони в 1800 году останавливался семнадцатилетний Стендаль во время своего первого пребывания в Милане в качестве солдата  наполеонской армии. После поражения Наполеона, Парижу он предпочел Милан. Вернувшись сюда в 1815 году, он долго здесь жил, продолжая писать и бедствовать. Он любил этот город настолько, что в завещании на своей нагробной плите наказал написать:

«Арриго Бейль

Миланец

Жил

Писал

Любил».

 

Поглядывая на роскошные витрины, пройдем по улице Монтенаполеоне до ее пересечения с виа Джезу (via Gesù). В доме N5 по этой улице находится еще один интересный дом-музей.

Хоть в это и трудно поверить, но до 1975 года в этом доме, посреди всех этих музейных экспонатов, проживали его владельцы: семья Багатти Вальсекки.

В конце XIX века два влюбленных в искусство брата-богача архитектора Фаусто и Джузеппе Багатти Вальсекки разработали этот проект собственного дома. Поскольку особенно нравился им период Возрождения, вдохновение они решили почерпнуть у дворянских дворцов и замков Ломбардии XV и XVI века.

Следуя завещанию братьев, в 1975 году его потомки открыли в собственном доме музей, предоставив возможность и другим ознакомиться с интересными коллекциями, собранными хозяевами и посмотреть на невероятно красивые интерьеры. Есть аудиогиды на русском языке (бесплатно).

Информацию о расписании работы музея можно найти здесь.

Выйдя из музея, продолжим наш путь по виа Джезу. Выйдя на виа делла Спига, свернем налево и, разглядывая витрины, которые, сами по себе, являются произведениями искусства, вернемся на виа Мандзони. Справа от нас будет находиться арка тех самых Новых Ворот, о котором было рассказано выше. Ворота эти были возведены в XII веке, уже после разрушения города Фридрихом Барбароссой. Являясь частью городской стены, сразу же за воротами находился заполненный водой ров, который впоследствие сделался городским каналом, в настоящее время закрытый дорожным покрытием.

С левой стороны от ворот пролегает виа Фатебенефрателли (via Fatebenefratelli). Название происходит от монашеского ордена Бонефратров, известного тем, что практически все братья работают в больницах — либо принадлежащих ордену, либо в светских, многие имеют высшее медицинское образование. Здесь поблизости находится больница ордена, открытая в 1584 году. А вот так виа Фатебенефрателли выглядела всего восемьдесят лет назад.

А вот так выглядел канал с правой стороны. Там, где сейчас пролегает виа Сенато.

По ту сторону от площади находится многоэтажное здание, в которой в период фашизма располагалась редакция газеты “Popolo d’Italia” , основанной Бенито Муссолини в 1914 году. По понятным причинам, газета была окончательно закрыта в 1943 году.

За зданием редакции начинается городской сад. Инициатором его закладки в 1784 году было австрийское правительство, под которым Милан в то время находился. Долгое время здесь располагался зоопарк, который, к счастью, в конце 80-х гг был закрыт. Напротив парка, на улице Палестро (via Palestro) находится Королевская Вилла.

 

Первоначально вилла была построена архитектором Леопольдом Поллаком по заказу советника австрийского императора Людовика ди Барбиано и Бельджойозо. Советник решил построить себе эту виллу в конце своей дипломатической карьеры, выйдя «на пенсию», и первоначально поручил проект уже известному нам Джузеппе Пьермарини, который, будучи занят, в свою очередь, переполучил его своему лучшему ученику Поллаку.

К сожалению, советнику так и не удалось насладиться прелестью виллы и прилегавшего к ней парка. По его смерти, в 1802 году вилла наследниками продается итальянскому правительству и делается миланской резиденцией Наполеона Бонапарте и его жены Жозефины.

 

В настоящее время в здании виллы расположена Галерея Современного Искусства.

О постоянной экспозиции Галереи и о проводимых в Павильоне выставках можно узнать на здесь и здесь.

Через парк, выходим на виа Марина (via Marina). В конце улицы, фасадом (выполненным все тем же Рикини) на виа Сенато, будет находиться Дворец Сената. Здание было задумано в 1579 году как швейцарский колледж.  С 1809 по 1814 год, в наполеонский период, здесь располагался Сенат, а с 1886 года по сей день — государственный архив.

Перед главным входом находится скульптура Хуана Миро’, подаренная испанским художником городу в  1973 году.

Скульптура называется «Mere Ubu» или «Мадре Убю» и представляет собой женский персонаж из пьесы французского поэта и драматурга Альфреда Жарри.

С левой стороны от главного входа находится дырка для доносов, установленная, когда в этом здании располагался Сенат.

Переходим виа Сенато и возвращаемся в квартал моды на виа Сант-Андреа (via Sant’Andrea). В доме номер 6, известном как Дворец Морандо, находится очень интересный музей города Милана, который советую посетить.

Музей открыт со вт по вс: 9.00 — 13.00 | 14.00 — 17.30

Вход бесплатный

По виа Верри (via Verri) доходим до площади Филиппо Меда (piazza Filippo Meda) – с 1916 по 1921 год Министра Финансов Италии и с 1920 по 1927 год президента Банко Пополаре ди Милано, чей фасад как раз выходит на площадь. В центре этой площади первое, что вам бросится в глаза – это блестящее медное колесо. Не подумайте, пожалуйста, что это деталь сверла буровой машины. Перед нами еще одно произведение  Арнальдо Помодоро.

Известность Помодоро получил за свой уникальный подход к геометрическим формам — колоннам, кубам, пирамидам, сферам и дискам. Используя эти базовые формы, он разрывает полированную поверхность, как бы открывая их внутреннюю структуру. Под блестящей бронзой лежит регулирующий механизм, который Помодоро называет «знаковой системой», похожей на сложную систему языка или органическое тело. Сфера, например, является для него не только геометрической формой и аналогом живого тела или минеральной формы, но также напоминает земной шар. Помодоро приглашает зрителя обойти шар, заглянуть внутрь, передавая чувство непрерывного вращательного движения.

Обойдя кругом произведение искусства и вникнув в его внутреннюю суть, свернем на элегантную площадь Бельджойозо (piazza Belgioioso), на которой, кажется, время остановилось.

Справа от нас будет находится дворец, возведенный по проекту все того же Пьермарини по заказу принца Альберико Барбиано ди Бельджойозо. Со своими 25 выходящими на улицу окнами – невиданное для частного особняка дело! — он является ярчайшим  примером неоклассической архитектуры. Строительство этого дворца продлилось десять лет, с 1772 по 1787 год.

Любопытно посмотреть на Дворец Бельджойозо с Google Maps в Спутниковом режиме. Сверху на фотографии очень хорошо просматривается большой внутренний парк. Согласно первоначальному проекту, к дому прилегали два парка, занимавшие весь квартал. Со временем, парк по периметру был закрыт особняками и теперь взглянуть на него можно только во время специально организуемых культурных мероприятий. Кусочек парка просматривается из музея Польди Пеццоли.

В доме N 2, являющимся частью дворца, находится самый старинный и известный миланский ресторан “Il Boeucc”, берущий свое начало в далеком 1696 году.

Невозможно перечислить всех знаменитостей, которым нравилась его оооочень аристократическая атмосфера: Герцогиня Кентская; Каролина, принцесса Монако; Лорин Маазель; Владимир Горовиц… вот только некоторые из них.

В 2011 году на здании дворца была помещена мемориальная табличка, напоминающая о пребывании в этом здании гениралиссимусса Суворова во время его итальянского похода.

Текст гласит:

«В ЭТОМ ДВОРЦЕ В 1799 ГОДУ, ВО ВРЕМЯ ЛОМБАРДСКО-ПЬЕМОНТСКОЙ КАМПАНИИ ОСТАНАВЛИВАЛСЯ ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ ГЕНЕРАЛ-ФЕЛЬДМАРШАЛ АЛЕКСАНДР СУВОРОВ.»

Кто помнит из уроков истории, итальянский поход Суворова состоялся в апреле—августе 1799 года. Россия тогда вошла в коалицию против революционной Франции, созданную Великобританией, которую, помимо нее, составили Австрия, Неаполитанское Королевство и Османская Империя. Россия, видимо предчувствуя неминуемую агрессию со стороны Наполеона, имела цель, как гласил договор, заключенный с Англией, «действительнейшими мерами положить предел успехам французского оружия и распространению правил анархических; принудить Францию войти в прежние границы и тем восстановить в Европе прочный мир и политическое равновесие». Суворов возглавлял австрийско-российские войска  численностью 87 тыс. человек и, благодаря этому походу и совместным действиям союзников, Италия на короткий срок была освобождена от  французов.

В торце площади расположен красивый трехэтажный особняк в стиле Неоренессанс. Это дом писателя Александра Манцони. Нет итальянца, которому со школьной скамьи не внушили, что Александр Манцони – самый известный итальянский писатель. Благодаря своему, по сути, единственному роману «Обрученные» еще при жизни он приобрел просто невероятную славу. «Обрученные» признан вершиной итальянской прозы эпохи романтизма и изучается в Италии в рамках школьной программы, а дом этот дорог каждому читающему итальянцу. В здании находится довольно интересный дом-музей писателя, который был открыт в 2015 году, и центр изучения его работ.

 

Информацию о доме-музее можно найти здесь.

Он открыт со вт по пт 10-18, по субботам его можно посетить только с эксурсией с 14-18. Стоимость билета от 2 до 5 евро.

Напротив Дворца Бельджойозо находится Дворец Безана, постоенный в 1815 году по заказу еще одного представителя семьи Бельджойозо – Людовика Бельджойозо, на месте, где до этого находился особняк еще одной знатной миланской семьи – Висконтини. Особняк этот был известен в городе своими вечеринками, в которых, среди прочих гостей, принимал участие Стендаль.

Дворец Безана известен еще и потому, что в 1932 году он сделался штаб-квартирой миланской секции итальянской фашистской партии.

Обойдя площадь, свернем на виа Оменони (via degli Omenoni). “Omenoni” с итальянского переводятся как «Атланты». Пройдя сотню метров, мы окажемся перед этими самыми атлантами XVI века итальянского скульптора Антонио Абондио.

Уже по одному фасаду можно монять, что дом этот принадлежал человеку зажиточному. Действительно, его владельцем был  Леоне Леони,  скульптор, числившийся на  службе при дворце императора Карла V Габсбургского и Филиппа II — короля Испании. В 1542 году Леони был назначен главным чеканщиком при монетном дворе Милана (о котором мы говорили во Втором Маршруте). В 1549 году он приобретает этот особняк, и только в 1565 году, отойдя от дел, решает произвести полную его реконструкцию, чтобы сделать этот дом своей основной резиденцией для себя и для своего сына, тоже скульптора, Помпео Леони.

Сын и отец были страстными коллекционерами и собрали в доме значительную коллекцию древнего искусства и произведений величайших художников того времени, таких как Тициан и Корреджо. Среди экспонатов числились рисунки Леонардо да Винчи, унаследованные от ученика да Винчи Франческо Мельци, впоследствии переданные в Амброзианскую библиотеку и объединеные в Атлантический Кодекс, гипсовые слепки классических статуй, в том числе конная статуя Марка Аврелия.

Восемь украшающих фасад атлантов изображают побежденных варваров. Над их головами имеются таблички с названием племен, к которым они принадлежали: Свевы, Квады, Адиабена, Парфяне, Сарматы и Маркоманны.

В настоящее время в здании располагается частный клуб.

С улицы Оменони выходим на площадь Сан-Феделе (piazza San Fedele) к одноименной церкви изуитов XVI века, в центре которой находится памятник Александру Мандзони.

 

Памятник помещен здесь не случайно.

На ступеньках этой церкви 88-летний писатель споткнулся и ударился головой, что послужило причиной его смерти. Внутри церкви, слева от главного алтаря находится мемориальная табличка, напоминающая о месте, где Мандзони обычно молился.

Интересный факт. Во время бомбардировок в 1943 году площадь была практически разрушена. Единственным чудом уцелевшим объектом был памятник Мандзони, который с выстоты своего постамента с грустью взирал на окружавшие его руины.

В церкви хранятся картины Петерцано, Креспи, Бернардино Кампи, Амброджо Фиджино и Лучо Фонтана.

Петерцано вошел в историю живописи, главным образом, как учитель Караваджо. Для своего времени он был педагогом передовых взглядов. Его настольной книгой являлся изданный в 1584 году и сразу получивший широкую известность «Тактат об искусстве живописи», написанный художником, поэтом и историком искусства Джован Паоло Ломаццо (1538-1600).  В Сан Феделе хранится полотно Петерцано «Снятие с креста», отзвуки которого можно обнаружить в ранних работах Караваджо, а обнаженное плечо пастушка с фрески учителя в миланском монастыре Гареньяно, позднее перешло на картины ученика «Юноша с корзиной фруктов», «Больной Вакх» и другие работы.

 

Особый интерес представляет вторая часовня справа, посвященная Вознесению Христа и спроектированная Пеллегрино Тибальди. По обе стороны от алтаря ангелы поддерживают падающие мраморные колонны.

Возможно, это архитектурное решение можно интерпретировать как метафору упадка, в котором находилась миланская епархия, когда впоследствии канонизированный Карло Борромео был назначен ее главой. Первоначально надалтарной картиной придела была «Коронация Марии» Амброджо Фиджино (1581-1587), большим другом Петарцано. По бокам от алатаря до сих пор можно полюбоваться на небольшие полотна этого известного художника. Позже это полотно было заменено на «Преображение и Святые” известного маньериста Бернардино Кампи, написанное в сотрудничестве с Карло Урбино (1565), перенесенное сюда из снесенной в 1776 году для строительства известного театра церкви XIV века Санта-Мария-делла-Скала. Оба полотна в настоящий момент находятся в ризнице, а на их месте размещено керамическое Святое Сердце, выполненное Лучо Фонтана. Для Сан-Феделе Фиджино также написал  хранящуюся в наши дни в церкви Сант-Антонио-Абате «Мадонну со змеей», в которой Караваджо, уже находясь в Риме, найдет вдохновение для своей одноименной картины.

С левой стороны церкви находится еще одно изобразение Богоматери, перенесенное сюда из Санта-Мария-делла-Скала.

Оттуда же в Сан Феделе был перенесен хор XV века, выполненный из ореха. Интересно, что инкрустации спинках представляют историческое свидетельство того, как в ту эпоху выглядел город.

В 2014 году при церкви была открыта интересная художественная галерея, в которой представлены работы самых разных художников по периоду и стилю, начиная с XV века по наши дни.

От площади по улице, названной в честь святой Радегунды (Santa Radegonda). Жизнь этой королевы франков отличалась крайним разнообразием. Под конец она даже была канонизирована. До 1781 года здесь находился женский бенедектинский монастырь, посвященный этой святой, основанный в 1130 году, как отрицательный ответ миланского духовенства на избрание антипапы Анаклета II.

По этой улице можно вернуться к Домскому собору и закончить прогулку приятным шоппингом в миланском ЦУМе «Ла Ринашенте» или чашечкой кофе в одном из исторических кафе Галереи.