Сант-Амброджо – Браманте и Католический Университет — Руины римского цирка – Базилика Сан-Лоренцо Маджоре – Пьяцца Ветра – Сант-Евсторджо — Миланский порт

 

Этот наш маршрут мы начнем от самой дорогой сердцу миланцев церкви – базилики святого Амвросия Медиоланского, покровителя города.

Наверняка, это имя вам уже не раз приходилось услышать за время вашего пребывания в Милане. Так кто же был этот, столь почитаемый, Амвросий?

Во-первых, нужно сказать, это было действительно имевшее место историческое лицо. Согласно имеющимся документам, он родился в 340 году на территории нынешней Германии в богатой и знатной семье римского префекта.

После смерти отца в 352 году, семья переселилась в Рим, где Амвросий, получив прекрасное образование и следуя по стопам отца, сделался адвокатом. В 373 году он, в свою очередь, был назначен префектом северной провинции империи, столица которой находилась в Медиолануме, вторым, после Рима, городом империи.

Приехав в Милан, помимо чисто должностных обязанностей правового характера, он неожиданно сталкивается с агрессивными религиозными распрями между арианами и ортодоксальными христианами.

Здесь следует сделать шаг назад и вспомнить, что мы в 373 году. Прошло уже 70 лет после принятия Константином эдикта, провозглашавшего религиозную терпимость. Христиане окрепли и первоначально небольшая кучка «униженных и оскорбленных»  набрала на костях угасающей империи приличную критическую массу, позволившую ей постепенно обрести влияние не только в религиозной, но и в политической жизни в одночасье оказавшегося  в полной дизориентации общества.

В то же время, после первых трех веков единства, позволившему их доктрине выжить, обретенная свобода открывает пространство для новых альтернативных теологических умозаключений и, уже не имея внешних врагов, начинаем искать их среди своих.

Одним из таких течений было арианство, получившее свое название по имени его основоположника, александрийского священника Ария, почившего в 336 году. Учение отвергало концепцию «триединства Бога» (Троицу) и утверждало неединосущность Иисуса с Богом-Отцом. Ариане не приняли тринитарный догмат о трех «неслиянных и равноправных» личностях Бога – Отце, Сыне и Святом Духе – которая была принята незадолго до этого на Первом Никейском Соборе в 325 году.

Те же, кто поддержал тринитарный догмат, относились к ортодоксальным христианам. Раскол церкви на православную и католическую произошел многими веками позже.

Можно себе представить накал! Добавьте ко всему этому еще и многочисленных язычников, которые тоже требуют соблюдения их прав!

Приехавший в Милан тридцатилетний Амвросий нашел город, обуреваемый религиозными страстьями между ортодоксами и арианами. В 374 году эти распри помешали избранию нового епископа, поскольку каждая сторона хотела видеть на этом месте своего ставленника. В качестве компромисса была предложена кандидатура Амвросия, который был очень уважаем в городе. На тщетные его попытки отказаться от столь ответственного поста, Валентиниан, боясь возгорания народного бунта, своим императорским приказом заставляет его согласиться. Не помеха тому и факт, что Амвросий на тот момент еще не крещен.

Итак, 30 ноября 374 года, в возрасте 34 лет, Амвросия по-быстрому крестили (предполагается, в баптистерии святого Стефана при источнике – см. Маршрут N1), затем тут же рукоположили в сан священника и 7 декабря возвели в епископы, пройдя, таким образом за 7 дней все ступени церковной иерархии. Вот почему 7 декабря отмечается как день св. Амвросия – покровителя Милана.

После избрания он «добровольно» пожертвовал Церкви все свое имущество и до конца своих дней соблюдал обет нестяжательства, ведя скромный и строгий образ жизни, неустанно борясь с арианами и язычниками, за что и был канонизирован почти сразу же после смерти.

Под его руководством в Милане были построены четыре базилики, посвященные пророкам из Ветхого Завета (Basilica Prophetarum), девственницам (будущая базилика Сан-Симпличиано), апостолам (Basilica Apostolorum) и мученикам (Basilica Martyrum), куда позднее были размещены его же останки и которая сделалась базиликой, носящей его имя.

Решение посвятить ее мученикам было выбрано потому, что здесь, якобы, были обнаружены захоронения погибших раннехристианских вероборцев. В базилике были помещены мощи святых первомучеников братьев-близнецов Гервасия и Протасия, обретенные Амвросием в 380 году. Считается, что этот жест Амвросия ознаменовал окончательное торжество православия над арианством в Милане. Туда же впоследствии (пятьсот лет спустя) были помещены нетленные останки и самого Амвросия.

В 385 году настроенная про-ариански императрица Юстина, мать малолетнего Валентиниана II, потребовала от православного епископа Амвросия Медиоланского передать одну из городских церквей изгнанному с Востока и нашедшему прибежище при миланском дворе арианскому епископу Авксентию Доростольскому. После решительного отказа Амвросия Валентиниан II в Пасху 386 года разрешил арианам силой захватить требуемую базилику при поддержке императорской гвардии. Но православные христиане Медиолана, окружив своего епископа, бодрствовали в базилике и не позволили арианам занять её. Юстина и Валентиниан II, испугавшись народных волнений, временно уступили.

На Пасху следующего 387 года Валентиниан II приказал Амвросию, обвинённому в подстрекательстве к бунту и неповиновении императорской власти, удалиться из Медиолана. Но православные горожане окружили дом епископа и не позволили властям изгнать Амвросия. Противостояние накалялось, так как император и его мать на этот раз не намерены были уступать. Вскоре Амвросию, по его собственному признанию, в видении было указано место погребения мучеников Гервасия и Протасия, совершенно забытое к этому времени. 19 июня 387 года в месте, указанном Амвросием, были обретены нетленные тела братьев. Мощи были торжественно перенесены в одну из миланских базилик, при этом торжество сопровождалось многочисленными явными чудесами и исцелениями. Юстина и Валентиниан II перед лицом несомненных чудес, происходящих от мощей, были вынуждены навсегда оставить мысль о покровительстве арианам и гонениям на православных.

Википедия

Первая церковь на этом месте была возведена в 379–386 г.г., но здание, которое находится перед нами относится к XI веку.

Перед входом в базилику имеется длинный атриум, который носит имя епископа Ансперта,  и по приказу которого он и был построен, чтобы принимать паломников. По бокам — две башни различной высоты. Более простая и скромная башня X века с правой стороны называется «колокольней монахов», более высокая и изящная слева — «колокольней каноников» XII века. Почему каноники построили башню более высокую и красивую, а монахи – низкую и простенькую, решайте сами.

Алтарь датируется IX веком и не трудно догадаться, почему он называется Золотым. На лицевой стороне престола выполнен рельеф со сценами из жизни Христа, на внутренней стороне — из жизни святого Амвросия. Балдахин или, так называемая, сень над престолом датируется X веком и украшена сверху изображением Христа, передающего апостолу Павлу библию и ключи апостолу Петру.

Особого внимания заслуживает главная апсидная мозаика с изображением Христа-Вседержителя. Первоначальный проект ее относится к IV в. По бокам от Христа расположены Гервасий и Протасий. По бокам – сцены из жизни Св. Амвросия. Мозаика, претерпевшая многократные изменения в IX веке, была очень повреждена во время бомбардировок в 1943 г. и была восстановлена после войны. Выполнена она таким образом, что светится без какой либо дополнительной подсветки.

 

В крипте базилики хранятся мощи самого Амвросия и мучеников Гервасия и Протасия.

Их останки находятся в серебряном застекленном саркофаге, изготовленном в 1897 году. Св. Амвросий находится между мощами Гервасия и Протасия. Кстати, поместить нетленные останки покровителя города в саркофаг решили только в IX веке. Когда он умер в IV века никто, естественно, об этом не думал. Потому что так не было принято. Когда спохватились, было уже чуть ли не поздно. В месте, где, предположительно пятью веками ранее он был похоронен, отыскали какие-то останки и порешили, что те принадлежали ему.

В базилике также находится датируемый IV веком раннехристианский саркофаг Стилихона, римского полководца, фактического правителя Западной Римской империи при императоре Гонории. Именно он в 405 году дал приказ сжечь «Сивиллины книги» с разными пророчествами, в том числе, якобы, предвещавшими пришествие Христа. В разных источниках его называют то доблестным защитником Рима, то рвавшимся на престол интриганом. Над саркофагом надстроена римская кафедра (XII век), с которой в средневековье произносились проповеди.

С церковью связано несколько легенд.

С левой стороны от базилики находится, так называемая, «колонна дьявола». Это римский пилястр с капителью, перенесенный сюда откуда-то из другого места. В ней имеются два отверстия. Согласно легенде, колонна была свидетелем борьбы святого Амвросия с дьяволом. Лукавый, пытаясь пронзить святого рогами, вонзил их в колонну. После долгих попыток, ему, все-таки, удалось освободиться и он, испугавшись, сбежал. Популярная традиция гласит, что дыры пахнут серой и что, прислонив ухо к камню, вы можете услышать звуки ада.

 

По другой версии, миланского хрониста-монаха Гальвано Фиаммы, эта колонна служила для коронации германских императоров. По его словам, поклявшись на миссале, они получали железную корону и обнимали пилястр, и дырки эти образовались от железных зубцов императорских корон.

Внутри базилики имеется гранитный столб на котором покоится Змей Моисея. Эта бронзовая скульптура была подарена императором Василием II в 1007 г. Молитвы посылаются змее, чтобы изгнать некоторые виды болезней, главным образом, желудочно-кишечного тракта, и говорят, что конец света будет объявлен, когда змий спустится с этой колонны.

Базилика находится на площади Sant’Ambrogio. Имеется остановка зеленой линии метро «Sant’Ambrogio». 

Посетить базилику можно с пн-сб с 10.00 до 12.30 и с 14.30 по 18.00. В вс 15.00-17.00. А кто захочет предварительно совершить по ней виртуальный тур, может это сделать здесь.

В сотне метров от «колононы дьявола» находится Храм Победы – яркий пример фашистского искусства. Возведен он был в 1927-30 гг в честь миланцев, погибших в I Мировую войну. Он тоже очень пострадал во время бомбардировок 1943 года и был восстановлен только в 70-е гг. В центре возвышается четырехметровый монумент, выполненный известным скульптором Адольфом Вильдтом, изображающая св. Амброзия, попирающего семь главных грехов.

 

За Храмом Победы находится крупнейший частный университет Европы и один из самых престижных католических университетов мира — Католический Университет Святого Сердца.

Основан он был в начале 1921 г. по инициативе группы итальянских священников и профессоров. 24 июня того же года он был признан министерством образования Италии, а папа Бенедикт XV официально подтвердил его церковный статус.

Главный корпус учебного заведения расположен в стенах бывшего монастыря св. Амвросия. Монастырь был основан в 789 году монахами-бенедектинцами и являлся одним из самых больших и престижных на севере Италии. Помимо прочих, здесь останавливались Карл Великий и Фридрих Барбаросса. В XV веке бенедектинцы были изгнаны и замещены цистерцианцами. Именно в этот период хозяева города, семья Сфорца, решают обновить и расширить монастырский комплекс и поручают эту работу Браманте.

В 1497 году Браманте реализует деревянный макет, предусматривающий  четыре портика, из которых, в конечном итоге, будут реализованы только два: первый, в ионическом стиле, был построен сразу после отъезда Браманте из Милана, а второй, дорический — в первые десятилетия 17-го века.

Монастырь был закрыт Наполеоном в 1799 году и превращен в военный госпиталь.

Полюбоваться брамантовским творением можно в часы работы университета, то есть с понедельника по пятницу.

Вернемся к св. Амвросию и по виа Ланцоне (via Lanzone), дойдем до ее пересечения с виа Чирко (via Circo). Не трудно догадаться, что на русский название этой улицы переводится как ул. Цирка. Не того, с медведями, а того, римского. Неожиданное свидетельство тому, что на месте этой тихой улочки две тысячи лет назад бушевали страсти болельщиков при виде проносившихся колесниц можно найти на виа Чирко, 12.

От цирка чудом сохранились также две башни, которые находятся на территории архиологического музея и о которых можно почитать в Маршруте N3.

Вернемся обратно и продолжим нашу прогулку по виа дель Торкио, то есть Маслобойной улице. Название, естественно, не случайное.

Еще одним интересным историческим свидетельством римского присутствия в Милане является находящаяся здесь поблизости Башня Больных («Torre dei Malsani»). Заметить ее нелегко, но мы постараемся. Чтобы  это сделать, выйдем на улицу Чезаре Корренте (via Cesare Corrente), названной так в честь известного итальянского поэта, и направимся в сторону центра. С левой стороны от нас будет находиться гостиница Ariston. На паркинге гостиницы можно увидеть непримечательное, выложенное старой кирпичной кладкой строение. Выглядит оно как оставленный после бомбежки дом. Не удивляйтесь. Так оно и есть. Башня была обнаружена в 1943 году. Под вражеским налетом, построенные в позднеий период построенные вокруг бышни дома рухнули, неожиданно открыв ее на всеобщее обозрение.

Перед нами останки древних римских ворот, являвшимися частью городской стены.

Она имела квадратный фундамент, полигональную (18-гранную) внешнюю и круглую внутреннюю структуру. Вот как она могла примерно выглядеть:

В средневековье городская стена была перенесена на несколько сотен метров дальше, где по сей день можно увидеть въездные ворота в город (мы их скоро увидим), а эта башня сделалась частью лепрозория. Вплоть до XVI века в Вербное Воскресенье здесь проходила церемония омовения ног: процессия во главе с архиепископом направлялась сюда от базилики св. Лаврентия, чтобы омыть ноги больному проказой

Внутреннюю, лучше сохранившуюся, часть башни вы сможете увидеть, если решите пообедать или поужинать в находящемся перед вами ресторане Pane e Vino.

Далее римская городская стена проходила там, где сейчас пролегают улицы via Stampa и via Cornaggia (с внутренней стороны) и via San Vito и via Disciplini (с внешней стороны). Последние две расположены на месте крепостного рва. Согласно имеющимся свидетельствам, он не только был заполнен водой, но, к тому же, был еще и судоходный. Это объясняет факт, что они находятся приблизительно на 2 метра ниже первых двух.

Здесь же, в начале виа Медичи (via Medici), находится музей-мастерская известного итальянского скульптора Франческо Мессина (1900-1995), который долгие годы являлся директором Художественной Академии Брера.

В старой, заброшенной церкви Сан-Систо постройки 1594 года, по ул. Медичи он оборудовал свою мастерскую. Согласно завещанию скульптора, после его смерти мастерская была передана в дар городу и в ней был устроен музей, в котором находятся 80 его скульптурных работ и большое количество рисунков и эскизов.

Бесплатно посетить музей можно ежедневно с 9 до 17.30.

Теперь, направляясь к базилике св. Лаврентия, остановимся у этого памятника на перекрестке улиц Корсо ди Порта Тичинезе (Corso di Porta Ticinese) и Виа Джан Джакомо Мора (via Gian Giacomo Mora), почти напротив Колонн Сан-Лоренцо.

Это не кусок заржавевшей арматуры. Это напоминание об одном из самых мрачных периодов в истории города.

Среди разных эпидемий чумы, сотрясавших Европу, наиболее известная, наверняка, это эпидемия чумы в Милане 1630 года, которая унесла жизнь более 60000 человек. Кошмар распространялся как масляное пятно. Зараженные люди умирали в течение нескольких дней, а в летние месяцы их численность составляла почти 200 человек в день. Никто не знал, откуда появлялась инфекция и не было никаких эффективных средств для борьбы с ней.

От отчаяния, по городу начали распространяться слухи о некоторых персонажах, разъезжавших по городу и мазавших места наибольшего скопления какой-то желтоватой мазью. Стали поговаривать, что то были иностранные шпионы (в этом есть что-то знакомое). Страх перед болезнью положил начало абсурдной охоте на ведьм.

Утром 21 июня 1630 года  обнаруживаются новые следы желтоватой мази в некоторых местах Корсо-ди-Порта-Тичинезе. Обвинение падает на комиссара здравоохранения, Гульельмо Пьяцца, который находится там с проверкой. После 5 дней пыток он признается, что распространял мазь, данную ему цирюльником Джан Джакомо Мора. Бедный цирюльник тоже немедленно арестовывается и под пытками признется в саботаже. Миланский сенат сразу же отправляет его и Пьяцца на лобное место, находившееся в то время на нынешней площади Пьяцца Ветра (куда мы вскоре пройдем). Это было место, где казнили простых граждан, через повешение . «Привелегированным» аристократам рубили головы в центре, на Пьяцца Мерканти.

Казнь должна была быть показательной, в назидание другим, поэтому выполняется она самым свирепым образом. Ко всему прочему, Сенат распоряжается, чтобы дом Мора был стерт с лица земли

а на его месте была возведена гранитная колонна с шаром наверху

Этот столб должен был всем напоминать о позаре Мора, признанном виновным в изготовлении и распространении чумной мази. На доме перед колонной была повешена каменная плита с нравучительным текстом, чтобы другим не повадно было.

В конце XVIII века история об этом печальном случае и явной судебной ошибке дошла до австрийского двора, который в то время управлял Миланом. По мнению австрийцев, колонна из символа позора должна была превратиться в символ правосудия. С другой стороны, для Миланского Сената это означало признать собственную ошибку. Так начался длинный процесс, который австрийцы выиграли благодаря хитрой уловке: согласно закону, было запрещено реставрировать поврежденные позорные столбы и прочие подобные монументы. Поэтому было достаточно повредить основание, чтобы потребовать удаления колонны.Этот эпизод был подробно описан итальянским писателем Александра Мандзони. Сегодня каменная плита находится в одном из внутренних двориков Замка Сфорцеско, а на месте колонны в 2005 г. был поставлен памятник итальянского скульптора  Руджеро Менегон .

Теперь по Корсо ди Порта Тичинезе (corso di Porta Ticinese) направимся к еще одной старейшей церкви города – базилике Святого Лаврентия.

Перед фасадом на площади расположены 16 римских мраморных колонн высотой примерно 7,5 м. Все они были доставлены сюда в XI-XII веках из разных частей города для завершения постройки базилики. Некоторые из пилястров и завершающие их капители коринфского ордена, с большой вероятностью, являлись частью языческого храма, располагавшегося в районе площади Санта-Мария-Бельтраде (в начале виа Торино), другие – прочих городских построек II-III в.

До 1935 года между базиликой и колонадой располагался жилой квартал, который позднее был снесен.

В 1937 году на новой площади был установлен памятник императору Константину – современная бронзовая копия с римского оригинала IV века, хранящегося в Латеранской базилике в Риме.

Свидетели многочисленных разрушительных нашествий, от готов и Барбароссы до бомбежек Второй мировой войны, колонны, пережившие все вражеские набеги, имеют для миланцев особое значение.

Что касается самой базилики, несмотря то, что она является одной из самых старых христианских церквей Европы, не сохранилось ни одного документа, подтверждающего точную дату ее основания. По одной версии, произошло это в конце III – начале IV века, на месте храма Геркулеса, заложенного императором Массимианом. С наступлением эпохи новой религии, языческое святилище перешло христианам и обрело нового покровителя — новоиспеченого святого Лаврентия — архидиакона римской христианской общины, казнённого в 258 году во время гонений, организованных императором Валерианом.

По другой неподтвержденной версии, базилика зародилась как мавзолей римской императрицы Галлы Плацидии. Существовали гипотезы, что она была заложена как арийский храм. Но этот тезис был окончательно отвергнут, поскольку установлено, что строительство базилики началось уже после смерти святого Амвросия, который еще при жизни изгнал всех еретиков из города.

Несколько лет назад были произведены археологические раскопки и было обнаружено, что в качестве фундамента были использованы каменные блоки из находившегося в 400 метрах отсюда амфитеатра. А поскольку достоверно известно, что Амфитеатр был снесен в 401 году, то наверняка базилика была заложена не раньше V века. Блоки эти можно увидеть, спустившись в крипту из придела св. Аквилина.

Что касается первоначального внутреннего вида, из документа VIII века «Versum de Mediolano civitate» – поэтического описания красот Милана — известно, что она была украшена лепниной, цветным мрамором и мозаиками.

Поскольку речь зашла об Амфитеатре пару слов о нем хочется сказать. Чтобы взглянуть на его руины нужно вернуться к колоннам, пройти под средневековыми крепостными воротами и перейти виа Де Амичис. В 20 метрах от перехода будет находиться виа Арена и небольшой парк этого самого Амфитеатра. От былого великолепия осталось немного, по правде говоря, практически, ничего, но все же можно мысленно представить себе грандиозное сооружение диаметром 155 x 125 метров и ареной 90х60 метров (впоследствии уменьшенной до 41х75 метров).

Миланский амфитеатр был построен во II веке н.э. и являлся третьим по вместимости после Колизея и анфитеатра в городе Капуа, рядом с Неаполем. Одновременно на боях гладиаторов могли присутствовать 20.000 зрителей, столько же, сколько в то время было все население города. Не случайно, в целях безопасности, во избежание скопления в городе такого большого количества народа, построен он был за городской стеной, которая в то время была окружена заполненными водой рвом, превратившимся в средневековье  в канал (по сей день протекающий под улицей Де Амичис).

Вернемся к нашей церкви. В период между 11-м и 12-м веками несчастья одно за другим обрушиваются на здание. В 1071 и 1075 г.г. один за другим вспыхивают два пожара. В 1103 году падает купол, который тут же восстанавливают, но в 1124 году снова вспыхивает пожар и купол снова обрушивается вместе с частью здания. После этого церковь снова перестраивается, уже в романском стиле, но сохраняя при этом свою первоначальную внутреннюю структуру.

Упорство, с которым, несмотря на все невзгоды, церковь неизменно восстанавливалась, говорит о ее важности в религиозной и политической жизни города. И не только потому, что она была местом захоронения миланских епископов.  Сейчас это трудно заметить, но, в свое время, построена она была на возвышенности. Понять это можно по отсутствию «культурного слоя». Несмотря на свой «преклонный» возраст, храм находится на уровне современного уровня города, а  не ниже, как, например, базилика св. Амвросия или св. Текла. На этой картине  1833 года художника Джузеппе Элена, хранящейся в Gallerie d’Italia, это очень хорошо просматривается.

Возвышенное положение традиционно делало ее отправным пунктом процессии Вербного Воскресенья, как бы имитируя спуск Христа в Иерусалим с Масличной Горы.

Если в средневековье Сан-Лоренцо являлась символом императорского римского наследия в Милане, то в эпоху Возрождения храм превратился в эмблему утраченных классических канонов. Ее купол был объектом изучения многих художников и архитекторов того времени: Браманте, Филарете, Леонардо да Винчи… В 1573 году во время службы купол еще раз обрушился. К счастью, никто не пострадал. Кардинал Карло Борромео, принимая во внимание важность здания, сделал все возможное, чтобы немедленно приступить к восстановительным работам: посоветовавшись со своим «излюбленным» архитектором Пеллегрино Тибальди, он поручил работы Мартину Басси, который перестроил купол, следуя вкусам того времени, с восьмиугольным тибурием.

Во время реконструкции произошло чудесное событие, предсказанное архиепископом Карло Борромео (и которое явно помогло ускорить сроки ремонта): в 1585 году больная женщина была исцелена перед иконой Мадонны-Млекопитательницы, выставленной на Пьяцца делла Ветра. После этого события количество пожертвований резко увеличилось, что позволило ускорить работы. В 1626 году, по их окончанию, икона была перенесена на центральный алтарь, где по сей день и находится.

От древней постройки с внешней стороны сохранились четыре башни-колокольни, которые поддерживали купол.

С левой стороны находится часовня св. Ипполита, с правой – украшенная мозаиками V века, св. Аквилина, которая, по некоторым предположениям, первоначально должна была выполнять роль императорского мавзолея. Особенно хорош I века н.э.римский портал из каррарского мрамора, ведущий в часовню. Прекрасно сохранившийся, он украшен растительными мотивами, фруктами, птицами, дельфинамив и разными божествами.

Чтобы облегчить вес купола часовни, в перекрытии были использованы глиняные трубы и пустые амфоры. К сожалению, мозаичные украшения были очень повреждены, возможно в результате пожаров, а возможно, из-за желания зачеркнуть свидетельства прежней языческой веры. Тем не менее, даже по этим оставшимся фрагментам можно составить представление о великолепии первоначальной отделки. Особый интерес вызываает очень редкое изображение римского языческого бога Солнца — Sol Invictus. Утраченный фрагмент мозаики представлял собой бегущую по небу квадригу, запряженную белыми лошадьми. Хорошо сохранились пастушки на фоне сельского пейзажа.

В центре часовни, в роскошном саркофаге барокко XVII века из хрусталя и серебра хранятся мощи св. Аквилина. Саркофаг был заказан  епископом Карло Борромео в конце XVI века.

А кто же был этот Аквилин, чтобы заслужить такой почести? На самом деле, имеются очень значительные расхождения в жизнеописании этого, в общем-то, малоизветного святого, вплоть до того, что предполагется присутствие в истории двух святых с этим именем. Точно то, что и тот, и другой были ярыми и красноречивыми борцами с еретиками, за что, под конец и были теми убиты. Имеются расхождения в мнениях относительно даты его гибели. Среди них называют 526, 650 и даже 1050 год.

В Милане св. Аквилин считается покровителем носильщиков-перевозчиков-экспедиторов, потому что, согласно легенде, именно они обнаружили его бездыханное тело рядом с базиликой св. Лаврентия и в нее его перенесли, а затем выбрали его себе в покровители. Со средневековья, вплоть до роспуска их гильдии в конце XVIII века, ежегодно, 29 января, проводилась очень торжественная процессия. От церкви св. Амвросия-делла-Палла, находившейся вблизи от штаб-квартиры гильдии и заканчивалась в церкви св. Лаврентия, носильщики несли в дар святому 50 литров чистейшего оливкового масла, дабы поддерживать огонь лампадки у в хрустального саркофага с телом святого.

Кстати, на улице святого Аквилина (via Sant’Aquilino) расположено Генеральное Консульство России. Надеюсь, в случае необходимости, рассказ об этом, в общем-то, малоизвестном святом поможет вам воскресить в памяти адрес этого учреждения.

Выйдя из церкви, обойдем ее справа и окажемся на на пьяцца Ветра (piazza Vetra).

Просторная, покрытая травой и окруженная зеленью – в наши дни она является излюбленным местом отдыха горожан

Еще совсем недавно, пару десятелетий назад, до возведения вокруг железного забора, она была также известна как место купли-продажи «травы» и прочих «дурманов» Тем, кто не знаком с историей, и в голову не придет, какой развеселенькой была эта невинная лужайка в средневековье.

Вот как выглядело это место в 1936 году

Название ее происходит от по сей день протекающего под этой площадью канала, а точнее, просто канавы Ветра, вырытой еще римлянами, на берегах которой располагались многочисленные кожевенные мастерские.

Это было зловонное и пользовавшееся дурной славой место, ко всему прочему, с X вплоть до середины XVIII  века, на нем проводились публичные казни  горожан, происходивших из низких слоев. Здесь вешали воров и должников, сжигали ведьм и местных колдунов. Милану тоже не удалось избежать железной руки инквизиции. В архиве епископской курии хранятся документы, согласно которым только в период епископства Федерико Борромео (того самого просвещенного основателя Амброзианской библиотеки) с 1595 по 1631 было сожжено девять ведьм.

Одним из первых был случай с легендарной Гульельмой Богемской. Еще при жизни она настолько прославилась за свои благие дела и способность излечивать больных, что ее могила в аббатстве Кьяравалле, в пригороде Милана, сделалась местом паломничества, а особо преданные ей последователи стали называть себя гульельмитами.

Два года спустя после ее смерти в 1281 году, новорожденная Инквизиция заметила суетню вокруг «святой» Гульельмы и решила эту еритическую лавочку прикрыть. В 1300 году был состряпан быстрый процесс. Одной из первых в списке фигурировали сама святая из Кьяравалле (к тому моменту давно почившая), а также некоторые, к их несчастью находившииеся в здравии, особо приверженные ей последователи Майфреда Пировано, возглавлявшая движение гульельмитов, сестра Джакома дей Бассани и богослов Андреа Сарамита.

Постановлением инквизиционной тройки всех решено было сжечь, включая выкопанные кости самой Гульельмины.

Все осужденные «ведьмы» из близлежайшей церкви святого Евсторгия, где находилась Канцелярия Священной Инквизиции, привозились на площадь на спине осла, их дополнительно высекали плетьми по обнаженным грудям, после чего сжигали на костре. Место, где когда-то разжигали костер помечено на площади небольшой гранитной колонной.

Перейдем улицу Молино-делле-Арми и окажемся в парке трех базилик, или, официально, парке Папы Иоанна Павла II.

Сначала о названии улицы. Переводится оно как «оружейная мельница». Название это не случайно. Как и во многих других местах Милана, до 30-х гг прошлого века здесь протекал канал, а еще раньше располагался  заполненный водой ров вокруг городской стены. Естественно, где вода – там и мельницы. Та, что находилась здесь, по всей видимости, была не столько мельницей, в полном смысле этого слова, сколько точильней для ножей и прочего холодного оружия.

Что же касается парка, то проект его создания тоже восходит к периоду закрытия каналов, когда было решено «оздоровить» заболоченный, нездоровый квартал за базиликой св. Лаврентия. Были снесены старые жилые дома и очищено под парк большое пространство между вышеуказанной базиликой и церковью св. Евсторгия, куда мы и направимся.

Вероятно, первая церковь на этом месте была построена еще в IV веке. В 1764 году под базиликой было обнаружено раннехристианское кладбище (куда можно спуститься) и монеты императора Константа (правил в 337—350), сына Константина Великого.

Обратите внимание, что над церковью возвышается не крест, а восьмиконечная звезда. Связано это с легендой о трех волхвах, чьи мощи хранились здесь и были похищены Фридрихом Барбароссой.

Согласно легенде, мощи трех волхвов были разысканы матерью императора Константина, Еленой во время ее паломничества в Святую Землю.

Елена была конкубиной отца Константина и происходила из простой семьи (она была дочерью трактирщика). Несмотря на свое низкое социальное положение и то, что отец Константина в определенный момент с ней развелся, чтобы женится на падчерице тогдашнего императора, Елена всю жизнь продолжала занимать видное место при дворе сначала своего бывшего мужа, а затем и сына, за что впоследствии и была канонизирована.

Первоначально мощи были отправлены в Константинополь, а затем было решено подарить их Милану. Вместе с каменным саркофагом, по сей день хранящимся в церкви, их погрузили на большую телегу, запряженную волами, и потащили в Европу.

Доехав до стен Милана, изнуренные животные остановились и ни что не могло заставить их сдвинуться с места. Тогда, на тот момент еще не святой, а просто еписком миланский (с 343 по 350 год) Евсторгий, воспринял это как знак сверху. Оставив идею разместить мощи в базилике св. Феклы, куда тащили, он решил возвести новый храм на этом самом месте, в те времена далеко за городской стеной.

В XI веке церковь была расширена и полностью перестроена в романском стиле, мощи самого, к тому времени канонизированного, Евсторгия были перенесены с близлежащего раннехристианского кладбища под алтарь. В XII веке Фридрих Барбаросса захватывает Милан и, чтобы окончательно напакостить покоренному городу, помимо всего прочего, решает присвоить себе мощи трёх волхвов и перевезти их к себе в Кёльн, где по сей день и находятся. Существует легенда, согласно которой хитрые миланцы, узнав о намерении Барбароссы, подменили кости и спрятали их в церкви св. Георгия при Дворце (на виа Торино). Так что, не известно, чьи все-таки кости хранятся в Кельне. В 1903 году небольшой фрагмент мощей был все-таки возвращён из Кёльна в базилику св. Евсторгия.

В XIII веке базилика стала главным храмом миланских доминиканцев. Первые братья были откомандированы сюда в 1219 году самим святым Домиником. В 1227 году была официально передана «псам господним», которые провели большую работу по восстановлению и расширению церкви, особенно ее подвальных помещений: с конца XIII  века до 1539 год здесь размещалась Священнуая Канцелярия. в 1539 году она была переведена в доминиканский монтырь Санта-Мария-делле-Грацие.

Кто не знает, герб ордена изображает собаку, которая несёт в пасти горящий факел. Этим, и созвучностью с лат. Domini canes, обусловлено распространение неофициального названия ордена «Псы Господни», чтобы выразить двойное назначение ордена: преданно охранять веру Церкви от ереси и просвещать мир проповедью Божественной Истины.

В XIV—XV веках наступает период, так называемого, Возрождения. Божественное слегка смещается в сторону и в центр Вселенной помещается человек.  Неотступная идея о грехе и  покаянии ненадолго оставляет место мысли о красоте, науке, образовании и прочих приятных моментах.

Именно в это время с правой стороны от главного нефа к церкви начинают пристраивать богато украшенные приделы, служившие семейными склепами. Их декорация поручается самым известным мастерам и художникам того времени.

Особенного внимания заслуживает придел, находящийся за апсидой и являющийся ярчайшим и прекрасно сохранившимся примером Ломбардского Ренессанса. Часовня была заказана Пиджелло Портинари, директором миланского филиала одного из самых крупных в то время в Европе финансовых институтов – флорентийского Банка Медичи. Человеком он был очень влиятельным. Дружбу водил с самим герцогом Франческо Сфорца. Дружба их, по всей видимости была, отнють не случайной. Ведь это при содействии флорентийских правителей и банкиров Сфорца, который не обладал никаким дворянским званием, удалось  сделаться герцогом Милана, заместив собой миланскую республику. К счастью, правителем он оказался неплохим и вместе со своей женой Бьянкой Марией сделал для города много хороших дел.

Построена часовня была очень быстро. То ли потому, что средства позволяли, то ли потому что заказчик, Пиджелло Портинари, уже плохо себя чувствовал. Начали ее строительство в 1462, закончили в 1467, а в 1468 году Пиджелло Портинари приказал долго жить (всего два года после смерти Франческо Сфорца). Было ему на тот момент всего 48 лет.

Неизвестно имя архитектора. Первоначально проект приписывался Микелоццо, потом Филарету. Но, скорее всего он, все-таки, принадлежит руке Гунифорта Солари, автору абсиды Чертозы Павии и св. Петра в Джессате в Милане.

Во время все той же печально известной чумы 1630 года фрески часовни были полностью забелены (считалось, что они  пропитывались инфекцией) и открыты только во время реставрации 1952 года. Принадлежат они руке Винченцо Фоппа — отцу ломбардской ренессансной живописи.

На них изображены сцены из жизни св. Петра Мученика, чья мраморная гробница, созданная в 1336 году Джованни ди Бальдуччо, учеником Джованни Пизано, была сюда перенесена в XVIII в.

Пару слов стоит сказать об этом Петре Мученике. Не надо его путать со святым Петром апостолом.

Родился он в 1205 г. в Вероне. Рьяный католик, получив образование в Университете Болоньи (самом старом в Европе), он решает постичься в монахи. Вступив в доминиканский орден, он быстро продвигается по карьерной лестнице и в 1251 назначается папским уполномоченным по делам Инквизиции, должность, как можно понять, в народе крайне «любимая». Настолько любимая, что вознаграждение за его рьяность в поиске еретиков не заставило себя долго ждать. Всего год спустя после его назначения, возвращаясь из  Комо, где также находилась вверенная ему Канцелярия, в Милан, на него напали разбойники и отрубили голову. Вот откуда сабля на голове, с которой он всегда изображается и поверие, что, если вы страдаете головной болью, помолитесь ему, и он вам поможет.

В любом случае, независимо от содержания, фрески, выполненные Фоппой, не могут не вызвать восхищения своей мягкостью цветов и линий. Также, как и мраморный саркофаг, мастерски выполненный Балдуччо, украшенный скульптурами и барельефами, изображающими христианские и прочие общечеловеческие добродетели. Осмотрительность изображена с двумя лицами

Правосудие — с весами (которых,  к сожалению,  уже нет):

В частности, на стенках саркофага изображены сцены убийства (бандиты с ножами нападают на него и его спутников)

и похорон святого в окружении св. Амвросия и св. Петра Апостола

 

Крышка также украшена скульптурными композициями с изображениями разных святых и меценатов.

Неоспоримый шедевр средневекового готического искусства!

Попасть в капеллу можно со стороны портика (билет 6 евро). Оттуда же можно пройти в очень интересный и богатый Музей церкви, где хранятся разные церковные реликвиии и сокровища, а также можно спуститься в крипту, где находятся раскопки раннехристианского кладбища III в. н.э.

Музей и часовня открыты со вт по вс с 10:00 по 18:00. Цена входного билета варьируется от 6 до 10 евро, в зависимости от того, сколько объектов вы хотите посмотреть.

Что касается других приделов церкви, хочется обратить внимание на первый справа, принадлежавший семье Бривио, где находится чудесный триптих Бергоньоне Мадонны с младенцем, Апостола Якова и св. Генриха-епископа. Обратите внимане на выразительность лиц. Они, наверняка, не оставят вас равнодушными!

Очень красив и семейный саркофаг семейства Бривио

 

В Капелле Висконти XIV века (четвертой от входа), принадлежавшей семейству Маттео Висконти, первому Висконти, сделавшемуся герцогом Милана, можно полюбоваться фресками школы Джотто, мраморными надгробиями членов семьи Висконти и распятием XIII века анонимного венецианского мастера.

Выйдя из церкви, обратите внимание на расположенную вверху слева кафедру, с которой произносил свои проповеди святой инквизитор Петр, которому посвящена колонна на площади. Теперь вы уже знаете, почему святой изображен с саблей на голове.

За апсидой находятся останки раннехристианской церкви IV века

 

Церковь открыта для посещения с пн по вс

с 9.30 до 12,00 и с 15,30 до 18.30

Прогулку можно завершить здесь, а можно дойти до миланского порта.

Может показаться странным, но до 1953 года этот порт занимал 13 место в Италии по товарообороту и 3-е по тоннажу. Последний баркас с грузом зашел сюда 30 марта 1979 года, положив конец долгой истории миланского грузового водного транспорта. В 60-е годы

А так выглядел порт в 20-е годы прошлого века:

Порт был построен во время испанского правления в 1603 году на месте искуственного пруда святого Евсторгия, существовавшего здесь еще со времен раннего средневековья до 1211 года, когда было завершено строительство большого канала, соединившего реку Тичино с Миланом. Располагался он между базиликой св. Евсторгия и Триумфальной Аркой. Порт был построен с внешней стороны новой городской стены, тоже выстроенной испанцами с 1548 по 1562 взамен средневековой.

Как уже было сказано, до 1930-х годов Милан располагал широкой сетью каналов, многие из которых являлись судоходными. Эта система каботажного плавания позволяла Милану иметь быстрое сообщение, с одной стороны, с Павией, Тичино, озером Маджоре и Швейцарией и далее, с северной Европой, а с другой – с рекой По, адриатическим побережьем, Венецией и далее.

Большой канал (Naviglio Grande), берущий свое начало в реке Тичино, притоке По, был первым подобным сооружением в Европе и исторически является одной из великих инженерных инфраструктур с дорогами, мостами и оросительной системой, позволившей всей территории Ломбардии развить торговлю, транспорт и сельское хозяйство. Задуман он был в 1152 году (по другим данным в 1177), первоначально как оборонительный канал, окружавший городские стены. Видимо, построив его, миланцы вошли во вкус и разом решили продлить его еще на 50 км.

Первые сто лет он служил исключительно в оросительных целях, а с 1272 года, несмотря на перепад уровня в 34 метра (!), благодаря системе шлюзов, многие из которых были спроектированы Леонардо да Винчи, сделался судоходным. Это по нему мраморные блоки с озера Маджоре подвозились напрямую к стройплощадке Домского собора, как уже было рассказано в Маршруте N1. В наши дни канал используется, в основном, как оросительный, снабжая водой около 50.000 га, в основном, рисовых полей. Свое судоходное значение он, конечно, потерял, но, все равно, вдоль него можно совершить очень приятную водную прогулку на одном из катерков, пришвартованных рядом с портом.

Полезную информация на английском о расписании и ценах водных прогулок по миланским каналам можно найти здесь.

Второй судоходный канал, Павийский, соединяющий Милан с Павией, наоборот, вытекает из миланского порта и впадает в реку Тичино. Длина его составляет 33 км и перепад уровня составляет 56,6 метров (!!!), регулируемый благодаря 12 шлюзам. Строительство канала началось еще при миланском герцоге Джане Галеаццо Висконти в 1359 году. Герцог был родом из Павии, где и находилась большая часть его угодий. Идея его была построить канал вдоль старой почтовой дороги, который поставлял бы воду для орошения огромного парка при его семейном замке, в котором герцог любил проводить досуг, охотясь и совершая конные прогулки. Павия, кстати, благодаря своему географическому положению, долгое время была главным соперником Милана в борьбе за власть над Ломбардией.

После смерти герцога благосостояние герцогства быстро пошло на убыль. Строительство канала было приостановлено и возобновлено только два века спустя, уже при испанцах. Но и на этот раз работы были остановлены и возобновлены только при Наполеоне.

Открытие канала состоялось 16 августа 1819 года австрийским эрцгерцогом Раньери, уполномоченным императора Австрии по Ломбардии.

Ежегодно в осенне-зимнее время каналы осушают для проведения очистительных и ремонтных работ. Потом, примерно, в конце марта-апреле опять заполняют. Это к тому, что если вы решите совершить водную прогулку, чтобы не остаться «на мели», советую заглянуть сюда.

Но и без водной прогулки, все равно советую вам заглянуть в этот, безусловно заслуживающий внимания, живописный уголок Милана. Например, пройдя 100 метров вдоль большого канала, вы окажетесь в Прачечном переулке (vicolo dei Lavandai). (фото vicolo-lavandai2.jpg) Здесь до середины 1950-х годов, до того, как стиральная машина сделалась неотменным атрибутом повседневной жизни, приходили женщины стирать и ополаскивать белье. Этот квартал уже давно облюбовали художники и прочий творческий люд, разместив здесь свои студии и галереи. Раз в месяц вдоль каналов проводится ярмарка антикваров и пару раз в год – ярмарка цветов и местных гастрономических продуктов.

Здесь просто приятно погулять, а главное — по мнению самих миланцев – здесь находятся лучшие рестораны типичной миланской кухни.