Церковь миланских невест

Шедевры в Италии на каждом шагу, и если у вас есть желание ими полюбоваться, поверьте, совсем не обязательно искать дорогостоящие картинные галереи.
Сегодня я предлагаю вам как раз посетить пару объектов, которые, по сути, могут заменить собой вполне приличный художественный музей. Причем, как говорится, забесплатно.
Речь пойдет о находящихся в двух шагах друг от друга храме Святой Марии Чудотворной при Святом Цельсии (Santa Maria dei Miracoli presso San Celso) и церкви Святой Евфимии (Santa Eufemia). Несмотря на близость к центру, здесь вряд ли увидите вы толпы туристов, и никто не помешает вам рассмотреть и оценить хранящиеся в них произведения искусства, в тишине, нарушаемой, разве что, отдающимся от каменных сводов эхом или заглянувшей сюда на минутку невестой со своим кортежем, дабы принести в дар Богородице букет цветов, согласно многовековой миланской традиции …

Храм Святой Марии Чудотворной (Санта-Мария-дей-Мираколи).

Согласно существующей легенде, возведение первой культовой постройки на этом, когда-то удаленном от центра месте, обязана двум событиям: мученичеству римского легионера Назария с его приемным сыном Цельсием, а также чудотворному преображению лика Богородицы.
Согласно агиографическим источникам (для тех, кто не знает: агиография – это такая богословская наука, которая изучает жития святых), Назарий был римским гражданином и происходил из еврейской семьи. Примкнув к прибывшему в Рим апостолу Петру и приняв христианство от Лина, второго по счету после Петра папы римского, он был подвергнут гонениям со стороны Нерона и вынужден бежать из столицы. Осев в Ломбардии, он начал проповедовать христианство среди местного языческого населения, за что был схвачен, подвергнут пыткам и отправлен в ссылку в Галлию, то бишь на территорию нынешней Франции. Находясь в изгнании, Назарий взял к себе на воспитание девятилетнего сироту Цельсия и, вместо того, чтобы наслаждаться  и  другим дать наслаждаться красотами Лазурного Берега, продолжал толковать галлам о новой спасительной религии. Твердолобым варварам это поднадоело, и они его арестовали. Но, поскольку он был римским гражданином, по законам того времени, его отправили в Рим. Сами, мол, разбирайтесь. А в Риме со своим подданным долго нянчиться не стали а чтобы другим не повадно было, как рицидивиста, приговорили к смерти, а заодно и Цельсия. Их погрузили на корабль и, отплыв подальше от берега, бросили в море. Но, оказавшись в воде, святые, согласно легенде, «зашагали по морской глади», подняв за собой шторм. Испугавшиеся моряки начали умолять Назария усмирить бурю, что тот и сделал, на условии, чтобы те отвезли бы их подальше от Рима. Сойдя с коробля в Генуе, Назарий и Цельсий опять отправились на свой страх и риск в Милан, находившийся под юрисдикцией Рима, где их уже в третий раз арестовали и снова приговорили к смерти через обезглавливание. Приговор был приведен в исполнение в 76 году.

Вот таким красавцем изобразил его в 1480 году неизвестный художник.

Святой Назарий, 1480 г. Аббатство Сан-Надзаро-Сезия

Триста лет спустя, миланский епископ Амвросий, активный борец с еретиками и язычниками, в своем порыве укрепить веру в Христа на примере святых и первомучеников, приказал эксгумировать два тела, которые, согласно народному поверию, были захоронены среди огородов за чертой города. К огромному удивлению одно из обезглавленных тел не несло на себе следов разложения. Постановив, что именно оно принадлежало Назарию, его перенесли к Римским Воротам и возвели в его честь базилику, а Цельсию, которому на момент смерти было 16 лет, решено было построить церковь здесь же, на месте бывших огородов. На месте захоронения  соорудили эдикулу, то есть небольшую нишу с изображением Богородицы.
В 996-997 годах миланский епископ Ландольф II решает основать на этом месте бенедиктинский монастырь и возвести новую церковь на месте старой, после 600 лет существования разваливающейся на части. Этот монастырь находился справа от церкви и просуществовал без малого тысячу лет. Он был снесен в 30-х годах прошлого века. Церковь же мученика Цельсия, от которой в наши дни остались лишь абсидальная часть и колокольня — самая старая в городе —  эта участь постигла веком ранее, в начале XVIII века, чтобы, якобы, дать больше света находящемуся по соседству святилищу Богородицы. Несколько лет назад было решено произвести реставрацию того немногого, что осталось от храма — примерно трети — возведенного в романо-готическом стиле.


На стенах дворика, который до 1821 года являлся нефом церкви, собраны сохранившие фрагменты снесенной церкви из которых явно проступает, насколько язык знаков был важен в жизни средневекового, по большей части неграмотного человека.
Например, этот барельеф, некогда украшавший внутреннюю колонну, с изображением двух овнов, смотрящих в разные стороны и разделенные изображением креста. Явный посыл на христианство и иудаизм, разделенные фактом распятия Христа.


Или эти два персонажа, один из которых ведет коня под узду в сторону алтаря, а другой схватил животное за ногу и пытается его удержать. Безусловное указание на праведника и грешника. Обратите внимание, с какой точностью высечено животное, одежда, прически, бороды.


Или вот эта, где Цельсий и Назарий изображены вместе с Амвросием. Как мы можем понять, кто есть кто? Очень просто! Над головой принявшего подростком смерть Цельсия высечена птичка, скорее всего голубь, олицетворяющий собой в христианстве мир, любовь и невинность.

 

Фантазии средневековых каменотесов можно только позавидовать!

 

Фронтон был заново возведен архитектором Луиджи Каноника в 1854 году, когда три четверти церкви уже были снесены. В своем решении он ориентировался на остроконечные фасады, типичные для того периода. Нужно иметь ввиду, что к моменту снесения фасад церкви был уже перекроен в излюбленном в XVI веке  барокко, но находящиеся перед вами портал, розон и мраморный архитрав относятся к периоду постройки первоначального готического собора. После его сноса мраморные капители и прочие детали декоративной мраморной отделки были вмурованы в кирпичную стену, за которой когда-то находился монастырь.

Вот, например, одна из производящих  наиболее сильное впечатление на посетителей  деталь:

На мраморном средневековом архитраве изображены сцены из жизни святых Назария и Цельсия. Читать их следует слева направо: святые в ожидании мученичества; арест; Нерон ожидает святых, чтобы вынести им свой приговор; святой Назарий молится и подает милостыню бедным; святых выбрасывают в море; моряки просят святых укротить бурю…

 

Фреска в люнете над входом с изображением Богоматери в окружении святых Цельсия и Назария принадлежит руке знаменитого миланского архитектора и художника-маньериста Джован Баттиста Креспи, более известного как Черано, по названию городка в Пьедмонте, из которого он был родом.


Необычайно красивые двери портала выполнены из каштана и датируются 1454 годом. Они на удивление хорошо сохранились, несмотря на свой «преклонный» возраст.

Сверху на левой двери изображен святой Амвросий в окружении святых Гервасия и Протасия (их тела хранятся в базилике святого Амвросия вместе с самим Амвросием). На правой – Богородица в окружении святых Цельсия и Бенедикта (основателя монашеского ордена).
Внутри, в бывшей абсидальной части церкви раположен массивный каменный алтарь V века. Святой Цельсий в средневековье был настолько почитаем, что церковные власти были вынуждены соорудить над его ракой этот каменный саркофаг, чтобы верующие не растащили мощи Цельсия по кусочкам. Через металлическую решетку паломники могли дотронуться до саркофага и оставить что-нибудь в дар святому. В XV веке рака была перенесена в храм по соседству, где по сей день и находится.


Частью первоначальной постройки являются также колонны с капителями романо-коринфского ордера. Недавно отреставрированные, в своей первозданной белизне, они представляют собой прекрасный пример незатейливого, но необычайно выразительного искусства раннего средневековья. Некоторые эксперты относят часть капителей к еще более раннему, римскому периоду. Например та, на которой высечены римские супруги, одетые в тоги. Возможно, она была установлена в каком-нибудь языческом храме или домусе, которые, по обычаям того времени, были разобраны «на стройматериалы». Как, например, случилось с миланским Амфитеатром, мраморные блоки трибун которого были послужили фундаментом для базилики святого Лаврентия (San Lorenzo Maggiore). Из-за отсутствия прочих документов, именно их находка позволила археологам установить период основания этой важной для города культовой постройки.


С правой от алтаря стороны находится фреска неизвестного художника в явно византийском стиле с изображением Богоматери . В нижней части фрески можно заметить следы еще одной фрески, написаной поверх первоначальльной в период реставрации 1773 года.

Слева – круглая фреска,  выполненная миланским художником XV века Стефано де Федели, активно работавшим при дворце герцогов Сфорца.


Сохранившаяся при Сан-Чельсо колокольня является самой старой в Милане. Ей ни много ни мало 1000 лет. После длительной реставрации она вновь была открыта. Высота ее 30 метров и чтобы достигнуть самой высокой ее точки вам придется преодолеть 175 ступенек. В определенные периоды некоторые туристические агентства организуют туры, чтобы полюбоваться с нее прекрасным видом на город.

Явление Богородицы

В 1430 году миланский герцог Филиппо Мария Висконти, сын основателя Домского собора Джана Галеаццо Висконти, дабы сохранить и защитить от непогоды нишу с изображением Богородицы, построенную еще при святом Авросии, а поэтому называемой в народе Мадонной святого Амвросия, повелевает возвести часовню. Построена она была под прямым углом по отношению к церкви святого Цельсия и вмещала в себя 300 человек. Алтарь располагался как раз под нишей, а фреска служила надалтарным образом. Согласно обычаям того времени, в течение года это древнее изображение было спрятано под занавесом и открывалось взору верующих только по большим праздникам.
В 1485 году Милан был охвачен очередной эпидемией чумы. Согласно хранящимся в епархии письменным свидетельствам, 30 декабря того года, в 11 часов утра в битком набитой церкви молящиеся вдруг заметили, что Богородица отодвинула левой рукой занавес и обратила к ним свой пристальный взор, а затем протянула им ребенка-Иисуса. Вскоре после этого события чума прекратилась.

Не знаю как вам, а мне это очень красивое изображение Богородицы кажется на удивление современным. Даже не верится, что выполнено оно было почти две тысячи лет назад.

На основе свидетельств, уже в 1486 году папская курия выпустила декрет о признании чуда с установлением культа Чудотворной Мадонны. С тех пор ежегодно 30 декабря в 11 часов утра в святилище проводится торжественная служба.
Место явления Богородицы вскоре обрело такую популярность, что уже в 1493 году новый герцог Милана Людовико иль Моро был сподвигнут на возведение нового, более просторного святилища на месте имевшегося. Проект был поручен самому уважаемому в городе зодчему Джан Джакомо Дольчебуоно, занятому также на постройке Домских Соборов Милана и Павии, церкви Св. Маврикия в Милане, Павийской Картезии, храма Коронованной Девы Марии в Лоди и др. , а фактическое выполнение берет на себя не менее известный его коллега Кристофор Солари (1460-1527). Нужно сказать, что Солари был не только архитектором, но и скульптором. Самая известная его работа — это, безусловно, кенотаф с изображением все того же Людовико иль Моро и его жены Беатриче д’Эсте, предназначавшийся для семейной гробницы герцога в церкви Санта-Мария-делле-Грацие.

По разным причинам, о которых вы можете прочитать в этой статье кенотаф так и не был там установлен и нашел свое окончательное месторасположение в Павийской Картезии. Его прекрасной гипсовой копией можно полюбоваться в московском Пушкинском музее.
Руке Дольчебуоно принадлежит не только проект самого здания, но и тщательная разработка декоративных деталей. Выполненные по эскизам керамические элементы внешней отделки, характерные для ломбардской архитектуры периода Возрождения, частично сохранилась и видны на куполе и внешней части абсиды.

 

К сожалению, большая их часть была «поглощена» новыми стенами в процессе расширения церкви.
Работы завершаются в 1506 году, но вскоре становится ясно, что святилище не в состоянии вместить в себя всех паломников. Принимается решение периметрально расширить неф.
Опять же, в конце XVI века обновляется алтарь над образом Богородицы, а пол выкладывается необыкновенно красивой мраморной мозаикой.

 

Тогда же перед фасадом возводится портик из арок коринфского ордена, обрамляющих полуколонны, и увенчанный антаблематурой соответствующей канонам римской архитектуры. Решение очень инновационное для того времени. Проект был выполнен архитектором Галеаццо Алесси (1512-1575), автором палаццо Марино (на площади Ла Скала, где в наши дни располагается мэрия). То был период Возрождения, само название которого говорит о возобновлении интереса художников, скульпторов и архитекторов к классическому искусству. Большая заслуга в этом принадлежит Рафаэлю, который, получив в 1515 году от папы Льва Х назначение на должность главного хранителя древностей, много времени и сил посвятил раскопкам в Риме и изучению древних настенных росписей.


В 1818 году пришедшее к власти французское правительство утверждает новый градостроительный план и принимает решение обветшавшую церковь Святого Цельсия снести.  Разобрав на кирпичи три первых пролета, французы покидают Милан и оставляют Сан-Чельсо в полуразрушенном состоянии вплоть до 1851 года, когда, пришедшие им на смену австрийцы, узрев в  постройке ее архитектурную ценность, решают-таки сохранить сохранившееся и восстановить фасад, используя стройматериалы, оставшиеся от бывшей церкви. На стене справа нетрудно распознать архитектурные элементы снесенного нефа. Четырнадцать мраморных капителей были увезены в Монцу, дабы украсить строившуюся для императрицы королевскую виллу.

Что же в этом недавно отреставрированном святилище можно посмотреть?

Настоящим произведением искусства, конечно же, является алтарь Богородицы, находящийся над древним изображением Чудотворной Мадонны, выполненный Аннибале Фонтана (1540-1587), чьей руке также принадлежат скульптуры фасада.


Большой алтарь, у пьедестала которого находится перенесенный из Сан-Чельсо саркофаг с мощами святого Цельсия, был выполнен в первой четверти XIX века.


Что касается внутреннего убранства, его можно условно разделить на два периода.
Первый, после 1535 года отражает вкусы правившего испанского двора. Большая часть работ выполнена в стиле маньеризма, зародившегося в Венеции и постепенно перекочевавшие в другие регионы Италии и Европы. Он является олицетворением переходного периода между Ренессансом и барокко и, согласно мнению искусствоведов, отражает кризис, охвативший общество того времени. Основным эстетическим критерием художественной выразительности здесь становится не следование природе, свойственное эпохе Возрождения, а субъективная «внутренняя идея» воспроизводимого образа, рождающаяся в душе художника. Ему характерны взвинченность и изломанность линий, удлиненность или даже деформированность фигур, напряженность поз, необычные, причудливые эффекты, связанные с размерами, освещением или перспективой, использование едкой цветовой палитры, перегруженность композиции и т. д. Произведения проникнуты трагизмом и мистической экзальтацией.
Второй период представлен работами, выполненными начиная с 1565 года. По ним не трудно заметить явное увядание живописи, как таковой, что связано с нагрянувшим периодом контрреформы и связанной с ней усилением церковной цензуры.
О роли, которую эта церковь занимала в жизни города можно судить богатой декоративной отделке и по авторам больших полотнен, украшающих периметральную галерею.
Первый придел: Амброджо да Фоссано по прозвищу Бергоньоне (1450-1522) «Мадонна в окружении святых».
Образы, присутствующие на полотнах этого миланского художника преисполнены какой-то необыкновенной четкостью и пронзительностью, а детали поражают своей удивительной, чуть ли не маниакальной точностью. Несмотря на всю свою статичность и полное нежелание последовать примеру своих младших товарищей, попавших под влияние Леонардо и сделавшися его подражателями, ему удалось создать своеобразные, полные мистической красоты произведения.
Второй придел: фреска с изображением Мадонны в окружении святых Назария и Цельсия, с которой связано еще одно чудо. Согласно имеющимся свидетельствам 13 и 14 июля 1620 года это изображение было замечено плачущим.


Третий придел: Черано (1557-1632) «Мученичество святой Катерины Александрийской». Фрески выполнены братьями Делла Ровере, более известными как Фьяммингини.
Джован Баттиста Креспи, более известный как Черано (1573-1632), был одним из самых востребованных художников-архитекторов Милана начала XVII века. Уже в 19 лет, сразу же по его прибытии в Милан, ему была заказана роспись дворца одного из самых влиятельных семейств Милана – семьи Борромео. Впоследствии им были расписаны многочисленные алтари миланских и расположенных в окрестностях Милана церквей, а благодаря влиянию его неизменного мецената, образованнейшего человека своего времени, основателя Амброзианской Библиотеки кардинала Федерико Борромео – он был приглашен в Рим для организации церемонии канонизации Карла Борромео, дяди Федерико. В 1621 году Черано был избран первым президентом Амброзианской Академии, основанной все тем же Федерико Борромео.

Джулио Чезаре Прокаччини. Портрет Федерико Борромео. 1610.

Черано внес значительный вклад в создание серии из 28 полотен, посвященных все тому же Карлу Борромео для Домского собора в Милане. В написании этих картин, рассказывающих о жизни и чудесных деяниях святого, приняли участие самые известные на тот момент художники, в числе которых Джулио Чезаре Прокаччини и Фьямменгини, некоторыми работами которых, в частности, можно полюбоваться здесь, в этой церкви. Ежегодно эти полотна выставляются в Домском соборе Милана ноябре месяце, приуроченном ко дню святого, который приходится на 4 ноября.
Четвертый придел: “Оплакивание Христа» Джулио Чезаре Прокаччини (1570-1625), одного из самых влиятельных представителей школы барокко.
Ризница: раковина для омовения выполненная Бернардо Паланкино и два полотна Камилло Прокаччини (брата Джулио Прокаччини) «Благовещение» и «Встреча Марии и Елизаветы».
Ризница, так называемая «Сокровищница»: напротив двери находится копия полотна «Бегство в Египет» Рафаэля, выполненная Кноллер. Оригинал был вывезен в Вену австрийским императором Иосифом II.
Пятый придел: саркофаг IV века, с реликвиями святого Цельсия. Над алтарем полотно «Успение» Камилло Прокаччини, руке которого также принадлежат настенные и потолочные фрески и полотно слева с изображением святого Франциска. Под полотном «Успение» находится урна с мощами мученика Василида. Потолок за хорами расписан Каллисто Пьяцца, братьями Фьямменгини и братьями Кампи.


Шестой придел: “Обращение Савла» Моретто (1490-1554). Современник Рафаэля, Алессандро Бонвичино, более известный под прозвищем Моретто (Арапчонок) считается одним из трех великих мастеров раннего Возрождения Брешии вместе с Романино и Савольдо. Им же расписаны стены часовни.
Седьмой придел: фрески Габриэля Боссиуса.
Восьмой придел: «Святой Иероним в пустыне» Каллисто Пьяцца (1500-1562). Пьяцца является наиболее ярким представителем династии художников Пьяцца работавших на севере Италии в XVI веке. Его руке также принадлежат настенные росписи придела. Вообще этой церкви свойственно, что фрески и надалтарное полотно выполнялись одним и тем же художником.
Девятый придел: «Иисус просит и получает благословение от своей матери». Полотно Карло Урбино ди Крема (1550-1585). Это одно из первых задокументированных полотен этого автора. В Милане его фрески украшают также Часовню Ангелов в базилике святого Евсторгия и Часовню Святого Иосифа в церкви Сан-Марко. Для церкви Сан-Феделе им была написана картина «Преображение», а для Домского Собора выполнены эскизы некоторых витражей.
Согласно традиции, именно эта картина дала начало обычаю посещения этой церкви после церемонии бракосочетания.
Эта Богоматерь также зовется Мадонной Миссионеров, поскольку, согласно традиции, сотни преклонившихся перед этим образом миссионеров получили здесь последнее благословение перед отъездом в страны дикарей-язычников.
Десятый придел: «Крещение Иисуса» Гауденцио Феррари (1470-1546).
В искусстве Феррари не трудно заметить влияние Браманте и Леонардо. Не случайно он учился в Милане и Флоренции и некоторое время работал в Риме, где водил дружбу с Рафаэлем.
Одиннадцатый придел: «Успение» Карло Урбино.
Денадцатый придел: «Святой Ренат» Карло Урбино.
Тринадцатый придел: фрески художиника Габриэля Боссиуса (примерно 1513).
Четырнадцатый придел: «Воскрешение Иисуса» Антонио Кампи (1514-1587).
Пятнадцатый придел: Работа венецианского художника, ученика Тициана, Париса Бордона. В центре изображен св. Иероним, получающий кардинальскую митру от Иисуса-ребенка в присутствии Марии и Иосифа.
Шестнадцатый придел: «Мученичество святых Назария и Цельсия» Джулио Чезаре Прокаччини. Ему же принадлежат настенные и потолочные фрески.
Семнадцатый придел: Простой деревянный крест, принадлежавший Карло Борромео, с которым тот совершал процессии по улицам города во время страшной эпидемии чумы 1576-1577, дабы поддержать больных и нуждающихся, за что снискал у миланцев любовь и уважение и в последствии был канонизирован. История той эпидемии хорошо описана в романе известного итальянского писателя Мандзони «Обрученные».
Под алтарным столом находится бронзовая позолоченная урна с мощами святого Цельсия, перенесенными сюда из саркофага в 1935 году кардиналом Шустером, дабы верующие могли молиться, лицезрея эти самые мощи.
Восемнадцатый придел: «Мадонна со святым Якимом и святой Анной» Леньянино. Фрески выполнены Черано.
Девятнадцатый придел: «Святая Катерина Сиенская прикладывается к ребру Иисуса» Мельхиор Герардини. Фрески и лепнина выполнены Черано.
В левом трансепте, внутри алтаря, спроектированного Мартино Басси, находится очень почитаемая мраморная статуя Мадонны, выполненная Аннибале Фонтана в 1586 году, дополненная двумя ангелочками, автором которых является Джулио Чезаре Прокаччини.
Купольные фрески с изображением четырех Учителей Церкви (рядом с окнами) и четырех Евангелистов на основаниях свода принадлежат руке Андреа Аппьяни, с 1807 по 1813 год занимавшего пост директора Пинакотеки Брера. Свод периметрального коридора был расписан Черано.

 

Храм Богородицы Чудотворной находится по адресу corso Italia, 37.
Посетить его можно с пн по сб с 10 до 12 и с 16 до 17.30. Вс с 16 до 18.
По четвергам храм закрыт для посещений.
Проезд метро “Missori”, желтая ветка.

Теперь, выйдя на улицу, направимся по корсо Италия (corso Italia) в сторону центра. Пересечем via Santa Sofia и в 100 метрах от перекрестка, по правую сторону увидим церковь барокко. Церковь, носящая имя Сан-Паоло-Конверсо, то есть Святого Павла Обращенного (святой Павел, урожденный Саул, как известно, не входил в число двенадцати апостолов и был обращен в христианство по дороге в Дамаск, во время его участия в карательной операции против первых последователей Христа).

Церковь была спроектирована уже известными нам Черано е Гауденцио Алесси и строилась почти сто лет с 1549 по 1631 гг. В настоящий момент она является недействующей. Некогда она принадлежала располагавшемуся здесь женскому монастырю. С приходом в Милан в 1808 году Наполеона, монастырь был распущен, а церковь отдана под склад, просуществовавший здесь до 30-х годов прошлого века, когда было решено церковь все-таки отреставрировать, а поскольку помещение обладало прекрасной акустикой, превратить в концертный зал.

В 60-годы здесь находился миланский филиал британской студии звукозаписи «His Master’s Voice», которой пришла на смену PDU (Platten Durcharbeitung Ultraphone) швейцарский лейбл звукозаписи, основанный в 1967 году известной итальянской певицей Миной и ее отцом, Джакомо Мадзини.
В настоящее время здесь располагается студия архитекторов.
Можно пошпионить через стеклянные двери и полюбоваться тем, что осталось от былой красоты, созданной Черано и Джулио Кампи.

По другую сторону площади Sant’Еufemia находится еще одна церковь, которую ни в коем случае нельзя обойти стороной.

Церковь святой Евфимии Всехвальной.

 

Первый храм был заложен здесь в 472 году епископом Милана святым Сенаторе, чьи мощи по сей день в нем хранятся.


Будучи тогда еще простым священником, он сопроводил епископа Авундия в Халкидон (близ нынешнего Стамбула) для его участия во Вселенском Соборе Христианской Церкви, откуда привез реликвию, связанную с этой высоко почитаемой святой, за веру отданной на съедение хищникам при римском императоре Диоклетиане.
Церковь просуществовала тысячу (!) лет. Здание перед нами – это результат реконструкции, которую было решено произвести в XV и последующих веках благодаря денежным вложениям известных меценатов.
Известно, что в 1564 году здесь был крещен Федерико Борромео, будущий кардинал и основатель Амброзианской Библиотеки.
Несмотря на многочисленные перестройки, фасад церкви сохранил свой первоначальный вид в нео-романском стиле с предшествующим ему небольшим элегантным портиком с тремя круглыми арками на мраморных колоннах. Внутренние стены и свод портика украшены мозаикой, напоминающей мавзолей Галлы Плацидии в Равенне. На фронтоне имеются три розона. Самый большой из трех украшен символами четырех евангелистов.
Внутреннее убранство церкви выполнено в неоготическом стиле. Стены и потолок богато расписаны яркими фресками.


Среди произведений искусства, хранящихся в церкви, следует в первую очередь обратить внимание на Могилу Браска, выполненную уже известным нам Кристофором Солари.
Во-вторых, великолепную, пусть и слегка поврежденную фреску с изображением Богоматери в первом приделе, выполненную Марко д’Оджоно, любимым учеником Леонардо да Винчи. Не исключено, что на эту фреску приходил взглянуть и сам учитель. Там же находится полотно с изображением «Мистического обручения святой Катерины», выполненное одним из последователей школы Леонардо.

В третьем приделе находится еще одно прекрасное полотно д’Оджоно «Богоматерь с ребенком и святыми».

В храме хранится грандиозная работа Симоне Петерцано, учителя Караваджо, «Пятидесятница». Полотно было перенесено сюда из близстоящей церкви Сан-Паоло-Конверсо, о которой было сказано выше.
Нельзя также не отметить чудесную по своей чистоте «Мадонну святого Розария» более современного художника Августа Лоцция (1896-1962).
В пятидесятые годы, благодаря своей прекрасной акустике, эта церковь также неоднократно использовалась британским лейблом EMI для записи. С участием Марии Каллас здесь были записаны «Пуритане», «Сельская честь» (1953) и «Сомнамбула» (1957).
Церковь находится по адресу: piazza Sant’Eufemia, 2
Посетить ее можно ежедневно с пн по сб 7.30-12.00 и 15.30-18.30, вс 7.30-12.00 и 16.00-19.00.
Проезд: метро “Missori” желтая ветка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *