Малый миланский Ренессанс: Сан-Пьетро-ин-Джессате

В двух шагах от Дуомо, но вдали от протоптанных туристических троп, малоизвестная церковь Сан-Пьетро-ин-Джессате, несомненно, может сделаться очень интересным открытием для любознательного путешественника. Заглянуть в нее стоит потому, что, во-первых, в ее строительстве приняли участие лучшие художники и архитекторы периода Ломбардского Возрождения, а во-вторых, потому что она хранит действительно интересные и необычные фрески того времени.

Первое упоминание о церкви Петра и Павла в «Glaxiate» восходит к XIII веку. Находилась она тогда в ведении монахов-гумильятов, тех самых, которым, помимо прочих, принадлежало строение нынешней пинакотеки Брера. Гумильяты были, пожалуй, самым влиятельным религиозным орденом позднего средневековья. Два века спустя церковь приглянулась братьям Портинари, управлявших миланским филиалом самого известного в то время в Европе Банка Медичи (тем, чье имя носит знаменитая, расписанная Винченцо Фоппа капелла в церкви святого Евсторгия – поистине жемчужина ломбардского Возрождения) и они решили перестроить ее следуя канонам того времени.

Сан-Пьетро-ин-Джессате

Хотя точных документальных свидетельств и не имеется, эксперты единодушному сходятся во мнении, что проект был поручен Гуинифорте Солари, который в тот период был занят на строительстве находившейся в двух шагах отсюда Большой Больницы.

Предположение, что проект был поручен именно Солари не случайно. Помимо больницы, он тогда же также спроектировал Санта-Мария-делле-Грацие, а она, если приглядеться, как две капли воды похожа на Сан-Пьетро-ин-Джессате. Посудите сами.

Санта-Мария-делле-Грацие

Не трудно заметить, что строились они, практически, по одному и тому же проекту. В Милане имеется еще одна церковь, построенная Солари, которая, как родная сестра напоминает эти две.

Аббатство Казоретто

 

Наверное, Солари по-праву можно считать основоположником базового строительного проекта.

К сожалению, простояв века, церковь очень пострадала во время авиа бомбардировок 1943 года. Были полностью разрушены капеллы справа и прилегавшее к ним здание монастыря, упраздненного в 1770 году австрийским правительством, а затем отданного под детский дом. В настоящее время в здании находится лицей.

Тем не менее, на все эти повреждения, эта малоизвестная церковь хранит в себе настоящие архитектурные и художественные сокровища Миланского Возрождения.

Капелла Девы Марии

Вторая капелла слева посвящена Деве Марии. Ее роспись была заказана каноником Леонардо Делла Серра в 1486 году. До сих пор точно не установлено, кем были выполнены фрески. Сегодня видны с правой стороны “Обручение Девы Марии», напротив нее «Успение Богородицы». В вышестоящем люнете «Христос среди ангелов и святых Петра и Павла». На центральной стене: в люнете «Благовещение», ниже «Поклонение Волхвов». Под аркой и сводом – всевозможные святые обеих полов, выполненные, как предполагается, Августином Де’ Моттис, происходившим из известной семьи художников Де’ Моттис, прославивших себя витражами Домского Собора.

Капелла святого Антония Великого или капелла Обьяно.

Третья капелла слева посвящена святому Антонию Великому, раннехристианскому подвижнику и пустыннику, основоположнику отшельнического монашества, пятьдесят лет прожившему в одиночестве в египетской пустыне.

Заказана она была Мариотто Обьяно, близким другом герцога Франческо Сфорца, который был в ней похоронен в 1464 году.

В XVII веке фрески были забелены и вновь увидели свет в результате реставрации, проведенной в конце XIX века.

Если не учитывать повреждений, часовня представляется взору такой, какой она была после ее завершения в конце XV века. Ее стены и купол полностью покрыты фресками. Надалтарная роспись в виде полиптиха была выполнена Донато Монторфано, автора той самой выдающейся, но, увы, по весьма понятной причине, остающейся практически незамеченной фрески, которая находится напротив Тайной Вечери да Винчи. Пятнадцати минут, которые отводятся на посещение Вечери не хватает, чтобы иметь возможность оценить ее по достоинству. Напомню, как она выглядит:

Донато Монторфано. Распятие.

Сохранилась она, кстати, намного лучше фрески Леонардо, потому что выполнена она была в классической манере.

Мариотто Обьяно да Перуджа и его супруга Антония Микелотти (как понимаете, выбор святого в качестве покровителя часовни, отнюдь не случаен) изображены стоящими на коленях перед Девой Марией с младенцем. Рядом с Мариотто стоит святой Бенедикт, а рядом с его женой – Антоний Великий. Святые Рох и Себастьян изображены над Богородрцей не случайно. Они считаются защитниками от чумы, а в 1485 году, как раз тогда, когда расписывалась капелла, по Милану прошла очередная эпидемия. Согласно ренессансной традиции, все персонажи помещены в архитектурный контекст на фоне виднеющегося вдали сельского пейзажа.

На боковых стенах изображены сцены жизни святого на фоне скалистых пейзажей с воображаемыми замками и городами. В люнетах и окулюсах купола, на фоне покрытого облаками голубого неба парят ангелы и святые монахи-бенедиктинцы.

Капелла святого Амвросия или капелла Грифи

Капелла находится с левой стороны трансепта.

Несмотря на плохое состояние (опять же, из-за произведенной в XVII веке побелки), фрески, которые ее покрывают, являются одним из важнейших свидетельств ломбардской живописи XV века, наряду с выше упомянутой капеллой Портинари.

Заказаны они были апостольским протонотарием Амвросием Грифи, советником и медиком при дворе герцога Людовико иль Моро. Первоначально в качестве художника был выбран Винченцо Фоппа, но затем, из-за разногласий с заказчиком или из-за занятости последнего, выполнение фресок было поручено двум художникам из Тревильо (городка рядом с Бергамо) Бернардино Бутиноне и Бернардо Зенале.

Зенале, согласно свидетельствам известного биографа и искусствоведа Джорджо Вазари «был прекрасным рисовальщиком, которого даже Леонардо да Винчи считал своим учителем». В 1519 году он был поставлен на должность инженера и архитектора Домского собора, в строительство которого он превнес много новшеств.

Известно, что в 1485 году Зенале участвовал в росписи Санта-Мария-делле-Грацие, в то время как Бутиноне, более старший по возрасту, уже руководил собственной мастерской в Милане. Предполагается, что именно в этот период земляки решили совместно, на равных условиях (дело довольно редкое в те времена) расписать капеллу. Впоследствие их сотрудничество продолжилось. По заказу герцога Сфорца, сразу же после капеллы ими был расписан Зал Делла Балла в замке Сфорцеско (росписи были утрачены), а затем полиптих в Тревильо.

И все же, согласно архивным документом, прежде чем удалиться со строительной площадки, Фоппа выполнил для этой церкви, говорят, непередаваемое по красоте полотно «Снятие с креста», впоследствие приобретенное берлинским Музеем Кайзера Фридриха (в наши дни Музей Боде), и, увы, безвозвратно утраченное во время второй мировой войны.

На куполе часовне изображен лик Христоса в окружении красных херувимов, а чуть ниже – молящихся и поющих ангелов.

На стенах расположены панели, изображающие архитектурные элементы. На фоне пейзажей прослеживаются сцены из жизни святого. На центральной стене изображено явление святого в белых одеждах во время битвы при Парабьяго в 1339 году. В вышестоящем люнете его можно увидеть верхом на коне с поднятым кнутом.

Согласно легенде, святой чудесным образом явился войскам Аццоне Висконти, дабы поднять их боевой дух. Расположенная ниже фреска, на которой, по всей видимости, должны были находиться изображения войск в момент противостояния, к сожалению, утрачена.

В квадратах слева и справа изображены разные; эпизоды из жизни святого.

На фреске слева, на первом плане изображена церемония крещения с его участием,

а на заднем плане – он, стоя на пороге церкви (выполненной в стиле Ренессанс, хотя речь идет о IV веке н.э.), не дает войти в нее императору Феодосию из-за преступлений, которыми он себя опорочил. С правой стороны Амвросий изображен на первом плане сидящим на троне в одеждах судьи в момент оглашения приговора удерживаемому стражником еретику.

В вышестоящем люнете можно увидеть того же еретика, подвешенного на веревке с завязанными глазами и сидящую рядом с ним обезьяну – символ ереси. Фреска, согласитесь, поражает своим жестоким реализмом.

Вообще, чего в этой церкви хватает, так это реализма. Достаточно взглянуть на надгробную статую Амвросия Грифи, выполненную Бенедетто Бриоско, последователем Амадео (архитектором Павийской Картезии).

В трансепте церкви также находится плохо сохранившаяся сорванная фреска Амброджо Бергоньоне с изображением Похорон святого Мартина. На фреске изображено чудесное явление святого Амвросия у гроба Святого Мартина Турского.

 

 

Церковь открыта c 15 сентября по 30 июня
будние дни: 7.30-18.00
предпраздничные: 08.30-12.00/ 16.30-20.00
воскресенье и праздничные дниi: 8.30-13.00/ 16.30-20.00

с 1 июля по 14 сентября
будние дни: 7.30-12.00
предпраздничные: 08.30-12.00/ 17.00-20.00
воскресенье и праздничные дни: 8.30-12.00/ 17.00-20.00

и находится она по адресу Via Filippo Corridoni, 12
Пройти к ней можно пешком от Домского собора (1 км) или от станции метро San Babila (650 м).

Lascia un commento

Il tuo indirizzo email non sarà pubblicato. I campi obbligatori sono contrassegnati *