Странные номера на миланских домах

Бродя по Милану, можно заметить, что фасады некоторых  старых особняков имеют два разных номера. Интуитивно можно догадаться, что речь идет о двух разных нумерациях. Это, действительно, так. Высеченые на мраморных табличках относятся к старой нумерации. Рельефные, белые цифры на черном фоне – к новой.

Может показаться странным, но во многих городах Европы присваивание строениям номеров , а улицам – названий явление, в общем-то, новое.

Так как же, спросите вы, можно было, по сути, без адреса разыскать нужный вам дом?

Да, сделать это было не так-то просто. Для этого нужно было располагать целым рядом необходимых сведений. Например, вы должны были знать, в каком квартале он находится или к какому приходу относится, или, по крайней мере, иметь представление, как он или близлежащие постройки выглядят (есть ли на них вывески, балконы, фризы и проч.). Может быть, поблизости располагался какой-нибудь памятник, или пекарня, или ремесленная лавка? В общем, задача не из легких.

Впрочем, нужно также иметь ввиду, что Милан в те времена был городом небольшим и состоял, по сути, из исторического центра, который пешком можно было за полчаса обойти, окруженного множеством отдельных кварталов, разделенных садами и огородами, принадлежавших монастырям и церквям. Многие друг друга знали, а язык, как известно, куда хочешь доведет.

Вплоть до оккупации Ломбардии и Венеции австрийцами, названия у улиц существовали только на бумаге. И никаких табличек на домах тоже не было. Милан не был исключением по сравнению с другими европейскими городами. Подобным образом были организованы сама Вена, Париж, Мадрид, Берлин и проч.

Поскольку организованным австрийцам было необходимо держать под контролем население, главным образом, для того, чтобы взымать налоги, они сразу же начали наводить порядок и в этом секторе.

В 1786 году австрийский министр Вильчек по приказу императора Иосифа II поручил заведовавшему городской дорожной сетью Милана маркизу Фердинандо Кузани Висконти Ботта Адорно разместить на углу каждой улицы табличку с ее названием, а на каждом строении – номер.

Критерий присвоения домам номеров, носивший название «Единой прогрессивной системы», для нас сегодня не совсем понятен. Сама же нумерация носила имя «Терезианской», поскольку первоначально она была введена во время правления Марии Терезии Австрийской.

Счет, по установившейся традиции, начинался с Королевского дворца – центра власти. Оттуда нумерация росла по спирали, против часовой стрелки, расширяясь в сторону периферии. Чем дальше от центра находилось строение, тем больше было число. Вплоть до испанских стен, у которых город тогда заканчивался.

Последним номером был 5314. Это известно по опубликованному в 1787 году «Плану Милана», в котором говорится, что на тот момент внутри городских стен имелось  5314 строений.

 

Сорок три года спустя, в 1830 году, была проведена новая кадастровая перепись. Дома были перенумерованы и их количество достигло 5628. Поскольку Милан имеет  радиально-кольцевую градостроительную структуру, терезианская система вполне имела право на существование. Абсурдность ее заключалась в том, что она не учитывала постоянных преобразований, происходивших в городе: одни дома сносились, другие строились . Следовательно, строительство нового здания между двумя существовавшими автоматически влекло за собой, согласно этой системе, присвоение нового номера, который не соответствовал номерам двух соседних домов (прогрессивная нумерация в наши дни используется, например, для автомобильных номеров). Так что могло случиться, что между двумя порядковыми номерами вклинивалось число, которое никакого отношения к ним не имело (например, 876-5601-877). Чистое безумие! Потребовалось несколько лет, прежде чем кому-то в голову пришла гениальная идея добавить к номеру вклинившегося между двумя домами строения букву (например, 876-876A-877).

Via Arena

Только после объединения Италии в 1866 году было решено принять нынешнюю систему нумерации, гораздо более простую и практичную. Необходимость в этом была вызвана еще и тем, что всвязи с упраздненением в наполеоновский период значительного числа религиозных учреждений, государством было экспроприировано большое количество зданий, что потребовало пересистематизации кадастра. Согласно действующей системе, каждая улица имеет свои номера, четные и нечетные. Первые справа (развернувшись спиной к центру), вторые слева.

Возникает вопрос: почему на многих старых особняках, которые должны были бы иметь двойную нумерацию, имеется только современная? Очень просто. Их бывшие хозяева, как только австрийцы убрались восвояси, стерли «терезианские» номера с фасадов, чтобы ничто не напоминало о ненавистных оккупантах.

Из всей территории, находившейся под австрийским господством, только Венеция сохранила неизменной терезианскую номерацию, которая повторяется в шести ее районах (Сан-Марко, Каннареджо, Кастелло, Дорсодуро, Санта-Кроче, Сан-Поло) и в Джудекке. Вот почему, даже почтальнонам, порой так трудно найти в городе необходимый адрес. Надеюсь, они за это получают надбавку!

Но Венеция есть Венеция … и это небольшое «отличие», в дополнение к красоте ее каналов, мостов и памятников, делает ее еще более неповторимой!

Lascia un commento

Il tuo indirizzo email non sarà pubblicato. I campi obbligatori sono contrassegnati *