Мифы и зловещие пророчества здания миланской мэрии

Не сомневаюсь, что, прибежав взглянуть на театр Ла Скала, вы мельком видели это здание. Но, как и многие жаждующие полюбоваться всемирно известным храмом лирики, разочаровавшись его невзрачным видом, вы вряд ли задержили ваш взгляд на этой серой махине. Хотя сделать это, наверное, все-таки стоит. И не только из-за ее архитектурных достоинств – хотя таковые тоже в изобилии имеются – но и из-за истории с нею связанной. Надеюсь, прочитав эту статью, в следующий раз вы это сделаете.
Томмазо Марино – человек, заказавший самому модному в то время архитектору из Перуджи Галеаццо Алесси большой дворец – в 1563 году находился на вершине своего экономического и политического успеха. Но, по всей видимости, богиню удачи мало интересовала его ликвидность, и она вскоре повернулась к нему спиной.
Первым, подкосившим его событием, стало известие о том, что его второй  сын, четырнадцатилетний Андреа в припадке гнева убил Туризио, пажа его старшего сына Никколо. Андреа, якобы, обвинял Туризио в том, что тот хотел поссорить его с братом.
Дети очень богатого Марино были очень избалованы и росли в нездоровой среде, где витал дух насилия. В доме постоянно присутствовали две дюжины головорезов, нанятых для того, чтобы выбивать налоги и кредиты с должников (другими словами, коллекторы), на чем Марино и сколотил себе состоянии. Да и сам он щепетильностью и политкорректностью не отличался, о чем говорит тот факт, что, начиная с 1509 года он делал это от имени французского короля Людовика XII, а затем, когда власть сменилась – испанского Филиппа II.
Помимо выбивания долгов и налогов, Марино, несмотря на католическое вероисповедание (как известно, этим в средневековье занимались, в основном, граждане иудейского вероисповедания, поскольку Тора не запрещает им давать в рост иноверцам), практиковали ростовщичество, со ставками, близкими к 18 %. Среди его клиентов числились, оказавшиеся в затруднительном положении, губернатор Дон Ферранте Гонзага и Джиан Джакомо деи Медичи, известный как Менегино, брат миланского папы Пия IV, дальний родственник прославленных флорентийских Медичи, и другие.
Причем Марино не были коренными миланцами. Родом они были из Генуи, а по тем временам это означало, что они относились к иностранцам. Первым с Миланом начал вести дела его отец Лукино, постепенно привлекая к бизнесу своих сыновей Джованни и Томмазо. В 1547 году Томмазо решил окончательно сюда переселиться вместе с женой и детьми. Дела шли и так хорошо, а в 1550 году, ему, к тому же, удалось заполучить монополию на поставку соли из Венеции в Геную и Милан и контракт на строительство миланской городской стены, так называемых испанских бастионов.
Единственное чем он не обладал – это дворянским титулом. Но и эта проблема была с успехом решена покупкой земель на юге Италии. Отвалив за ненужные ему земли кучу денег, он, наконец-то сделался герцогом Терранова со всеми соответствующими его статусу атрибутами.

Сохранившийся на стене внутреннего двора герб Томмазо Марино

Ну а какой же герцог без дворца?

В 1557 году для внешней облицовки был заказан лучший песчанник из Треццо, а 4 мая 1558 года был заложен первый камень. В самом центре города.
Миланцы терпеть не могли жадного и наглого иностранца, настолько амбициозного, что в 1560 году решившего проложить для себя частную улицу, которая от его новой резиденции вела бы напрямую к Домскому Собору и герцогскому дворцу. Что-то вроде нынешней Галереи Виктора Эмануила. Проекту, впрочем, не суждено было осуществиться. Папа Пий IV решил на том же месте возвести Дворец Юристов (Palazzo dei Giureconsulti), а против папы, как известно, не могли пойти даже герцоги  Марино.
Нелюбовь миланцев к Марино выражалась в дошедших до нас народных двустишьях. Одно из них, на латыни, звучит так: «Congeries lapidum multis constructa rapinis, aut ruet, aut uret, aut alter raptor rapiet» («Груда камней, построенная на грабежах, либо рухнет, либо сгорит, либо ее украдет другой грабитель»). Похоже на предсказание Нострадамуса. И, действительно, несчастья не заставили себя долго ждать.

Парадный двор дворца

Первым, как уже было сказано выше, было совершенное его сыном Андреа преступление. Молодой Марино отказался отдаться в руки правосудия и укрылся у мужа своей сестры Вирджинии – графа ди Сассуоло. Родственнику удалось убедить своего юного зятя сдаться и добился для него домашнего ареста под залог, который обошелся Томмазу Марино в 25 000 скудо (на наши деньги чуть больше одного миллиона евро).
Не прошло и года, как Томмазо Марино уладил щекотливый вопрос, ему пришлось столкнуться с другой, еще более серьезной проблемой.
На этот раз его старший сын Никколо в приступе ревности лишил жизни свою жену Луизу де Луго де Эррера, принадлежавшую к одной из самых знатных семей Мадрида (напомним, что Милан в то время находился под испанским господством). Никколо Марино бежал и за его голову королем Испании была назначена богатая награда. В такой ситуации богатому родителю ничего другого не оставалось, как отлучить отпрыска и лишить его наследства. По непроверенным сведениям, Никколо Марино, избежав руки испанских убийц, нашел убежище в Риме, где получил папскую защиту. Вступив в орден августинцев, он закончил свои дни монахом в миланской в церкви Сан-Марко.
Зато точно известно, что с этого момента империя Марино потерпела коллапс, поскольку испанский король, в отместку, отказался выплачивать ему свои долги. Денег на огромный дворец-крепость, построенный, но не отделанный, больше не было. К тому моменту был  выполнен главный фасад , в то время выходивший на площадь Сан-Феделе и на виа Казе-Ротте, а тыловые фасады, смотревшие на нынешнюю виа Марино и на переулок Страччоне, застроенный в то время бедными лачугами, впоследствие снесенными, чтобы дать место площади делла Скала, так и остались незавершенными. Естественно никакого театра в те времена там еще не существовало. Его возвели лишь полтора века спустя. Пока на его месте находится небольшая церковь Санта-Мария-алла-Скала.

Первоначальный проект фасада арх. Алесси

 

Вид из дворца на площадь Сан-Феделе

После смерти Марино началась гонка среди тех, кто хотел завладеть недостроенным, но престижным «палаццо».
Под конец, было решено одну его часть отдать под офисы государственных учреждений, а одну часть оставить за семьей Марино.
Тем временем дочь Томмазо Вирджиния овдовела и, оставив детей от первого брака на попечение родственников, поспешила вернуться в Милан, где в 1574 году вышла замуж за человека, который смог вывести ее из беды. Мартино де Лейва принадлежал к богатому испанскому роду из Мадрида и ему удалось вернуть себе и своей жене часть дворца, расположенную на углу между площадью Сан-Феделе и улицей Казе-Ротте.
Именно здесь в 1575 году родилась Марианна де Лейва, известная по роману известного итальянского писателя Алессандро Манцони как Монахиня из Монцы. Ее мать Вирджиния умерла, возможно, от чумы год спустя, воспитание девочки было поручено тетке, которая, когда племяннице исполнилось 14 лет, насильственно отдала ее в монастырь. Уже в монастыре сестра Мария Вирджиния каким-то образом познакомилась с графом Озио, с которым у нее вспыхнул роман, продлившийся без малого десять лет и от которого у нее родилось двое детей. Когда история, в течение всего этого времени остававшаяся в тайне, вышла на свет, то граф был осужден и убит при невыясненных обстоятельствах за день до суда, а монахиня добрыми сестрами была живьем замурована в монастыре. Проведя в комнатке 2.50х3.50 м 14 лет, она была выпущена, но так и осталась в монастыре, где умерла в 1650 году в возрасте 75 лет.
История несчастной монахини послужила основой для многочисленных фильмов и театральных постановок.
Но это еще не все.
Еще одной легенды не хватает в этом рассказе. О прекрасной юной венецианке Арабелле Корнаро, в которую Томмазо Марино влюбился в почтенном возрасте 78 лет. Отец юной венецианки, наслышанный о нравах Марино, отказал ему в руке дочери. Пожилой претендент, опять же, согласно легенде, не привыкший получать отказы, похитил красавицу и запер ее в своем дворце. Но любовь, как известно, не купишь. Гордая Арабелла предпочла смерть ненавистному браку и повесилась на на балдахине своей роскошной кровати. По другой версии, сам Марино придушил ее, преподнеся случившееся как самоубийство.  
Что касается его самого, то он закончил свои дни в одиночестве и в долгах. Но дворец до сих пор так и зовется его именем: Палаццо Марино.
После различных перипетий и смены владельцев, 19 сентября 1861 года, после объединения Италии, «палаццо» сделался мэрией Милана. В 1888 году был одобрен проект реставрации архитектора Луки Бельтрами, включая фасад с новым входом уже со стороны Пьяцца делла Скала.
Мэрией еженедельно проводятся бесплатные экскурсии по дворцу. А посмотреть там, действительно, есть на что. Не случайно миланцы очень гордятся зданием своей мэрии (и не всегда теми, кто в ней заседает).

 

Зал Алесси

Обязательно  загляните по этой сноске , чтобы совершить виртуальную экскурсию по самому красивому залу дворца.

 

Информацию, о том, что посмотреть и как заказать бесплатную экскурсию можно здесь. Информация доступна, в том числе, и на русском языке.

Lascia un commento

Il tuo indirizzo email non sarà pubblicato. I campi obbligatori sono contrassegnati *