Миланский чудотворный источник: Санта-Мария-алла-Фонтана

Район «L’Isola», в северной части Милана, в настоящее время известен проектом риквалификации и модернизации города. Лучшие итальянские и зарубежные архитекторы приложили здесь руку, чтобы возвести здесь оригинальные небоскребы и бизнес-центры. О них мы, безусловно, поговорим в одной из статей.

Но, несмотря на чудеса современного зодчества и модные клубы, появившиеся здесь в последние годы, лабиринты его улиц по сей день хранят следы отрезанной от города железнодорожными путями пролетарской окраины. Отсюда и название: «isola» по-итальянски значит остров (отсюда «изоляция», «изолировать» и проч.)

А еще раньше, вплоть до промышленного бума XIX века, здесь была деревенская окраина, поля и огороды. Окраина-то окраиной, но имела она свою особенность. Начиная с V века, известна она была имевшимся здесь целительным источником. В присутствии минерального источника в здешних краях нет ничего удивительного. Будучи сейсмически активной территорией, вся Италия, в том числе и Паданская низменность, изобилует бьющими из-под земли водами. В основном, сероводородными и бикарбонатными.

В 1499 году в Милан вступают французы. Правящий герцог Людовико иль Моро пускается в бега, а губернатором города назначается доверенное лицо французского короля Шарль д’Амбуаз. Человек деятельный, помимо прочих государственных дел, он решает возвести на месте пришедшихк тому времени в упадок окружавших источник средневековых сооружений, новое святилище. Согласно с существующей легенде, решение это его не было случайным. Во время своего пребывания в Милане, какая-то «подхваченная» им инфекция, поставила под серьезную угрозу его зрение. И вот каким-то образом, бившая из недр земли вода, которая была более известна для лечения ревматизмов и артритов, помогла ему. Вернув себе зрение, губернатор , на радостях, тут же приказал построить на месте руин святилище, посвященное Богородице.

Случилось это в 1507 году.

Долгое время авторство проекта приписывлось Леонардо да Винчи. По нескольким причинам.

Во-первых, потому что именно в те годы он вторично вернулся в Милан . Шарль д’Амбуаз, говорят, увидев привезенный им в Милан картон Святой Анны с Мадонной и младенцем Христом, настолько остался им очарован, что тут же сделался покровителем Мастера. Так что, было бы вполне логично, если бы он поручил  проект именно ему.

Во-вторых, в постройке присутствуют архитектурные элементы, которые да Винчи часто использовал в своих изысканиях, к тому же в Атлантическом Кодексе, хранящемся в  миланской Амброзианской библиотеке, имеются очень детальные зарисовки церкви.

Но в 1982 году  служащий миланского муниципального исторического архива Грациозо Сирони обнаружил датированный 17 марта 1508 года контракт, в котором архитектор Джованни Антонио Амадео – очень высоко ценимый в то время, работавший на стройплощадках Домского Собора, Санта-Мария-делле-Грацие и в Павийской Картезии – назначался главным подрядчиком.

Так что не понятно: участвовал ли да Винчи в проектировании, и Амадео воспользовался некоторыеми его советами, или он просто перенес себе в блокнот идеи последнего. Это, вероятно, так и останется загадкой, несмотря на усилия даже самых прилежных служащих архива.

Как бы там ни было, Леонардо или не Леонардо, церковь была возведена в лучших традициях ломбардского Возрождения и, несмотря на повреждения, понесенные во время Второй Мировой Войны, не прекращает удивлять своей гармонией.

На вышеприведенной старинной гравюре хорошо видно, что спроектирована она была на двух уровнях. На нижнем располагался большой «бассейн», глубина которого местами достигала 2,5 метров. В нем паломники могли принимать лечебные ванны (по всей видимости, температура воды это позволяла).

На верхнем находилось само святилище, окруженное связанными между собой аркадами и портиками таким образом, что церковное пение и молитвослужение можно было услышать и на нижнем уровне. Согласно мнению некоторых экспертов, к проектировке портиков приложил руку сам Браманте. В это трудно поверить, поскольку на тот момент он был занят более важной постройкой: собором Святого Петра в Риме.

Земельный участок, на котором было возведено святилище принадлежал монахам-бенедиктинцам из монастыря Сан-Симплициана, поэтому они и стали его первыми хозяевами.

Спустившись по ведущей в святилище лестнице, которой веками ранее пользовались многочисленные паломники, жаждующие исцеления, мы окажемся в клуатре. Можно представить себе, как они, уставшие от долгого путешествия, движимые верой и надеждой, медленно бредут, похрамывая, по ступеням, направляясь к бассейну с чудотворной водой. Атмосфера, которая витает во дворике, по сей день наполнена покоем и умиротворением. Город внезапно как бы исчезает за спиной, и кажется, что здесь все осталось так, как было пятисот лет назад.

 

 

 

Как уже было сказано, бассейн, также как и сам храм был очень поврежден во время Второй Мировой Войны. Дело в том, что здесь поблизости находились две крупные ж/д станции и несколько стратегически важных фабрик и заводов. Во время реставрации, проведенной в 1950-х годах архитектором Фердинандо Реджиори, благодаря тщательным чертежам 16 века, удалось с точностью реконструировать целое крыло монастыря, а под обломками была найдена плита с одиннадцатью древними форсунками.

При монахах-бенедиктинцах начались работы по декоративному оформлению интерьера. Некоторые фрески того периода приписываются школе одного из самых выдающихся ломбардских художников того времени Бернардино Луини, который от своего современника и учителя Леонардо да Винчи перенял мягкость изображаемых лиц и любовь к природе.

Необычайно красив гротескный орнамент бывшей ризницы, покрывающий весь потолок, с переплетениями и кистями, в которых узнаются такие символические фигуры, как ибис (птица мудрости, согласно Библии), кадуцей (жезл, обвитый двумя обращёнными друг на друга змеями, символ медицины), лучистое солнце (божественное провидение).

В 1547 году бенедиктинцы были вынуждены оставить святилище и передать его отцам-минимитам ордена святого Франциска из Паулы, которые только что прибыли в Милан из Калабрии и нуждались в собственной обители. При новых хозяевах были расписаны колонны, но главное — необычный свод, в двенадцати сегментах которого были помещены двенадцать апостолов. Поражают в нем яркие и живые тона, выразительные лица.

В центральном диске находится объемная фигура благословляющего Бога-Отца. Это своего рода звезда любви, из которой исходят лучи божественного света.

Большое алтарное полотно также восходит к концу XVI и выполнено оно было известными художниками из Кремоны братьями Винченцо и Антонио Кампи, причем Винченцо, за реалистичность своих работ по праву считается предшественником Караваджо. На картине изображена Богородица в окружении херувимов и архангелов Михаила и Гавриила. Справа у ее ног находится сначала больной, сидящий человек, а слева — выздоровевший и запечатленный в момент молитвы.

К сожалению, взяв в свои руки структуру, минимиты также полностью нарушили первоначальный архитектурный замысел. Они перекрыли проход между нижним и верхним уровнями и, по сути, превратили святилище в монастырь. Нуждаясь в более просторной церкви, которая могла бы вместить в себя все увеличивающееся число паломников, архитектору Бомбарда было поручено подладить уже имевшуюся часовню под пресвитерий и пристроить к ней основной корпус. По сравнению с нижестоящей структурой, результат получился довольно посредственный.

Но худшее было еще впереди. В 1599 году минимиты получили в дар церковь святой Анастасии, находившейся там, где в наши дни пролегает виа Манзони, то есть внутри городских стен, а располагавшаяся в XVI веке посреди полей и огородов Санта-Мария-алла-Фонтана в XVI веке оказалась практически оставленной на произвол судьбы, с прихожанами, в основном, бедными крестьянами, число которых не превышало нескольких сотен. Только 5 августа, в ежегодный праздник Девы Марии Снежной, явившейся папе Либерию в 352 году и со средневековья считающейся покровительницей целительного источника, она наполнялась паломниками, которые собирались здесь, чтобы помолиться и совершить омовение в чудотворных водах.

С приходом Наполеона большинство религиозных орденов было закрыто, а святилище окончательно опустело и потеряло свое значение.

Но время идет. Город растет и в XIX веке на месте огородов уже можно увидеть мастерские, металлургические заводы и фабрики. В 1873 году район вокруг Санта-Мария-алла-Фонтана становится частью Милана, население которого стремительно приближается к числу 20 000.

В 1877 году для святилища происходит настоящая катастрофа: на соседнем битумном заводе вспыхивает пожар. Нефтепродукт просачивается под землю, загрязняя и закупоривая водоносный горизонт. С тех пор из одиннадцати находящихся в капелле форсунок течет обычная водопроводная вода. Хотя для некоторых верующих это не проблема и они все равно приходят сюда наполнить свою фляжку.

Между тем, в 1900-х годах из-за возросшего вдвое населения района церковь не могла вместить в себя всех верующих. В 1920 году под руководством архитекторов Гриффини и Меццанотте (который также спроектировал здание миланской биржи) были проведены важные работы по удлинению нефов и сооружению нового фасада.

Фрагмент портала
Интерьер церкви

Святилище можно бесплатно посетить ежедневно с 8.00 до 17.30 по адресу: piazza Santa Maria alla Fontana, 7, Milano

проезд: метро «Zara» (желтая и лиловая ветки)

Чтобы пасть в него, нужно спуститься по лестнице, находящейся в глубине двора, с правой стороны церкви.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *