Шлюз канала, которого больше нет

Знаете ли вы, что еще каких-то сто лет назад по количеству каналов Милан мог вполне посоперничать с Венецией?

Только в конце двадцатых годов прошлого века, в период фашизма, охваченные промышленной лихорадкой власти решили закрыть большую их часть в целях повышения пропускной способности городской транспортной сети.

Эти внутренние искуственные русла подпитывались внешними водными артериями,  с севера соединявшими Милан с рекой Тичино, а с юга – с По и далее, с Адриатическим побережьем. По тем временам они,  действительно, являлись шедеврами инженерной мысли. Значительный вклад в это внес и Леонардо да Винчи. Именно здесь он в полной мере дал возможность проявиться своему таланту инженера, посвятив много времени и сил усовершенствованию как самих каналов, так и проектированию шлюзов.

Его способности в Милане пришлись как нельзя кстати. Взять, хотя бы, канал, соединяющий Милан с Павией. Его протяженность составляет 33 км, а перепад между начальным и конечным пунктом — 56,6 метров. Поэтому, чтобы сделать его судоходным было необходимо построить целых 12 шлюзов.

Но если Павийский канал был построен, можно сказать, по капризу герцога  Джана Галеаццо Висконти, пожелавшего соединить столицу княжества со своим родным городом, где располагалась большая часть его личных владений, то Большой канал был предназначен для более важных целей. По нему в Милан доставлялись блоки кандольского розового мрамора, полностью покрывающего  самый главный городской собор.

Доставка эта требовала титанических усилий, а путь был тернист и долог. Добывался мрамор в каменоломнях на озере Маджоре, в 80 км от Милана, грузился на баржи, которые сначала по реке Тичино, а затем по Большому Каналу доставляли его к озеру Сант-Евсторджо (искуственному водоему, располагавшемся там, где, позднее, в XVII веке, был возведен миланский порт «Дарсена»). Здесь его сгружали на подводы и уже по земле тянули до стройплощадки.

В 1438 году Филиппо Мария Висконти,   предвидя затеянный его отцом, великим герцогом Джаном Галеаццо долгострой, прикинув, сколько мрамора предстояло еще перетаскать и сколько времени и труда на это бы потребовалось, счел более выгодным вырыть еще одно русло, которое соединило бы «озеро» Сант-Евсторджо с окружным каналом, проложенным на месте рва бывшей римской стены и «озером» (тоже искуственным) Святого Стефана, находившимся уже непосредственно рядом с Собором.

На постройку канала, которому дали название Валлоне, протяженностью 700 метров ушел всего год. В 1439 году он уже был сдан в эксплуатацию, включая шлюз, который позволял предолеть 2 метра перепада уровня воды между озером Сант-Евсторджо и окружным каналом.

Стоит заметить, что шлюз тот был первым подобным сооружением в Европе. К сожалению, во время строительства, так называемых, испанских бастионов (1548-1562), он был снесен, и на его месте в 1551-1558 г.г. был сооружен уже тот, останки которого сохранились до наших дней. Шлюз этот несет имя близлежащей от него улицы виа Арена (или, сокращенно, Виаренна).

Сделав небольшое отступление, нельзя не сказать, что название улицы тоже не случайно. Буквально в двух шагах отсюда, в период, когда Милан являлся северной столицей Римской Империи, находился амфитеатр, или, другими словами, Арена. Своим видом он напоминал Колизей,  а по вместительности он был третьим после, опять-таки, Колизея и амфитеатра в Капуа. То немногое, действительно, немногое, что от него осталось в ближайшем будущем будет превращено в новый городской парк. Но это уже другая история.

Как и большинство миланских каналов, Валлоне был полностью засыпан в 1929-30 годах.  На этой карте 1860 года он хорошо виден (помеченный красной стрелкой). В настоящее время  вдоль его бывших берегом находится тенистая аллея. 

 

 

Так выглядел шлюз в начале XX века.

 

В торце того, что осталось от шлюза располагается памятная ниша, которая находилась на одном  из его берегов.

На табличке из кандольского мрамора выбит декрет 1497 года, в котором герцог освобождал от таможенных и транспортных налогов все грузы, направленные на строительство Домского собора. Согласно этому приказу, все материалы, предназначенные для этой цели, были помечены буквами “AUF” (лат. Ad usum fabricae, т.е. для использования на домском заводе – так называлась и до сих пор называется стройплощадка миланского домского собора).

Отсюда зародилась хорошо известное в Милане выражение «А уффа!», которое на русский язык можно перевести как «Нахаляву».

В верхней части выбит герб герцога Людовико иль Моро и его супруги Беатриче д’Эсте, тот же самый, который возвышается над «Тайной Вечерей» Леонардо да Винчи. А еще выше – чудесное средневековое изображение Богоматери, обнимающей Санта-Мария-Маджоре – бывшую главную церковь города, находившуюся на месте нынешнего Домского Собора. Это одно из немногих достоверных изображений той церкви, дошедших до наших дней.

Кстати, одним из проектов нынешней мэрии как раз является открытие нескольких миланских каналов, в том числе и канала Валлоне. Будем надеятся, что верхи города не поменяют свою идею.

Как добраться.

Из центра на трамвае 2 или 14, остановка «C.so Genova via Ariberto» или трамвае 3, остановка «Piazza XXIV Maggio».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *