В Бергамо, на родину русского неоклассицизма

«Бергамо состоит как бы из двух отдельных городов, и если большой город внизу, на равнине, кажется не слишком привлекательным со своими индустриальными кварталами и широкими улицами, раскинувшимися на месте былой ярмарки, то прекрасен маленький старый город вверху на горе, полный тени и свежести в самое жаркое летнее утро, когда сырая прохлада винных подвалов несется навстречу сладким ароматам увивающих стены глициний…». Так описывает Бергамо Павел Павлович Муратов в своих «Образах Италии».

Ворота Сан-Лоренцо. Согласно имеющейся мемориальной табличке, именно в них вошел Гарибальди со своими добровольцами

У людей старшего поколения при упоминании о Бергамо сразу же возникнет ассоциация с ярким персонажем известного в советские времена фильма (кстати, даже акцент они ставят на второй слог, как это делал Труффальдино, тогда как правильно ставить его на первый), а более молодым путешественникам сразу же придет на ум аэропорт Орио-аль-Серио, который уже давно стал родным домом для авиакомпаний лоу-кост.

Бергамо, действительно, дал миру Арлекина и Бригеллу. Но не только. Помимо всемирно известной своими шедеврами Академии изящных искусств Каррара, в самой Италии город этот известен еще и своими каменщиками, являющимися его символом и гордостью. По непроверенным данным, слава их берет начало от постройки  крепостной стены, опоясывающей верхний город. Построена она была при венецианцах в XVI веке, да так качественно, что ни один враг не смог ее взять. За это и прочие достоинства в 2017 году она была включена в список всемирного достояния ЮНЕСКО.

Ну а если серьезно, то, как и все города Италии, Бергамо располагает собственными неповторимыми достопримечательностями. Они компактно размещены, в основном, в верхней части, и информации о них имеется предостаточно. Вы без труда найдете ее на многочисленных порталах и в путеводителях.

 

То, о чем не все путеводители расскажут вам – это о культурно-исторических связях этого северо-итальянского города с Россией, уходящие корнями в глубь веков. Представьте себе, еще до царствования Екатерины II!

Ключевой фигурой в этом процессе, безусловно, является известный уроженец Бергамо архитектор Джакомо Кваренги.

Будущий создатель «русского неоклассицизма», род которого был известен здесь, начиная с XII века,  родился в 1744 году. Чувствуя в себе призвание, двадцатилетним он уезжает в Рим учиться живописи. Во время одного из его многочисленных путешествий, в 1779 году, судьба сводит его  с посланцем Екатерины II бароном Гриммом, приехавшим в Италию в поиске зодчих для работы в России. Счастливая случайность, сведшая этих двух людей, положила начало звездной российской карьере Кваренги, продлившейся 37 лет, вплоть до его смерти. Стоит только упомянуть, что по его проектам в Санкт-Петербурге построены Конногвардейский манеж , здание Императорского кабинета , Мариинская больница для бедных, здания Екатерининского института благородных девиц  и Смольного института благородных девиц , а в Москве под его руководством был перестроен  Екатерининский дворец в Лефортово, Гостиный Двор на Варварке, не сохранившиеся ныне ряды на Красной Площади.

Сделав отступление, стоит сказать, что, пока Кваренги с успехом созидал в Москве и Питере, своим вниманием Бергамо не обошел наш Александр Васильевич Суворов. Участвуя в Итальянском Походе, за который великий полководец, кстати удостоился титула князя Италийского, 24 апреля 1799 года он провел свои войска по городу. Этот маневр, с одной стороны, заставили пуститься в бег арьергард французской кавалерии, а с другой – вызвали тревогу среди граждан. Свидетели описывают русских как банду варваров, которая принялась грабить все подряд, несмотря на первоначальный радушный прием со стороны населения. Эпизод, конечно, не лестный, но, как говорится, «а ля гер, ком а ля гер», генералиссимус знал, что делал…

Жители Бергамо очень гордятся и всегда гордились прославившимся за границей земляком. Когда в 1810 году, после шестнадцатилетнего отсутствия, вернулся с визитом в родной город, они встретили его торжественным шествием, как настоящего героя. Мэр города поручил известному тогда портретисту Джузеппе Поли выполнить портрет архитектора, который был установлен в галерее выдающихся граждан города.

Тут же, по случаю, Кваренги попросили спроектировать Триумфальные Ворота в честь Наполеона, которые должны были быть установлены в ближайшем пригороде города, но которые, в силу изменившихся политических обстоятельств, впоследствии были снесены так и недостроенными. Эти ворота являются единственно подтвержденным проектом Кваренги, выполненным для родного города.

Пробыв в Бергамо чуть больше года, этот деятельный зодчий, не сидел без дела. За это время он успел здесь вторым браком женился  и, наверняка, по-дружески сделал и подарил кое-кому свои наброски.

Так, например, по непроверенным данным, почерк Кваренги без труда угадывается в гостевом домике при средневековом замке Вальверде, находящемся в верхнем городе и когда-то принадлежавшем знатной семье Медолаго.

 

Сам замок имеет очень древние корни и, согласно имеющимся данным, построен он был на месте бывшего римского каструма.

Перестроен он был в XVI веке и до сих пор сохраняет структуру явно периода Возрождения

и значительное количество относящихся к тому же периоду фресок.

Что касается гостиного домика, увы, в наши дни находящегося в плачевном состоянии, как можно заметить по фотографии, возведен он был в XVIII веке по проекту – так гласит семейная легенда – того самого Кваренги. В наши дни замок является частной собственностью и в нем располагается небольшой B&B. По словам нынешних хозяев замка, а вместе с ним  и гостевого домика, они еще не решили, что будут с ним делать. Восстановить его и отреставрировать по нашим временам — дело нешуточное. 

Находится Замок Вальверде верхнем городе на via Maironi Giovanni da Ponte, 3.

Посетить его можно, предварительно договорившись с симпатичными хозяевами. А если вы захотите остановиться здесь на ночь, или больше, то информацию о B&B можно найти на их сайте.

В конце 1811 года Наполеон начинает подготовку своего похода на Москву, и итальянцам, состоявшим на русской службе приказывается вернуться на родину. Но Кваренги, столь долгие годы проживший в России, видимо, заранее предугадал, за кем стояла победа. За месяц до издания приказа в срочном порядке возвратившись в Россию, он отказывается это сделать и заочно приговаривается к смертной казни и конфискации имущества.

Не отличался такой же прозорливостью его земляк Джузеппе Терци.

Бюст Джузеппе Терци

Незадачливый молодой граф, под влиянием старшего брата, движимый наполеоновскими идеалами, откликается на императорский призыв. В декабре 1811 года он поступает офицером в новый, сформированный из итальянцев 4 корпус, доверенный пасынку Наполеона Эжену де Богарне, а уже в феврале 1812 года покидает Бергамо, отправляясь на российский фронт.

Чем закончилась наполеоновская российская кампания хорошо известно.

В октябре того же 1812 года, во время отступления после битвы при Малоярославце,  больной и измученный итальянский граф был под Вильно взят в плен и отдан по  «домашний арест» в семью местных аристократов Зенковичей, где ему была оказана необходимая медицинская помощь, и он быстро полностью выздоровел. Вот такие были времена! Тем временем, родственники из Бергамо предпринимают все усилия, чтобы разыскать пропавших сыновей.  Они связываются со своим влиятельным земляком Кваренги, прося его оказать содействие.  Старший Пьеро оказывается пропавшим без вести. Удается разыскать только Джузеппе. Приложив большие усилия и задействовав самые высокие связи, Кваренги удается перевезти пленника в Санкт-Петербург  и он, на первых порах, берет на себя о нем заботу .

Молодой граф, оказавшись в ситуации вынужденного бездействия берется за занятие, которое с юных лет было очень близко его сердцу — рисование. Вскоре в этом он достигает такого мастерства, что начинает получать заказы на портреты от петербургской элиты и открывает собственное ателье, которое позволяет ему поддержать себя в качестве художника и учителя рисования. Письма, написанные семье в этот период, свидетельствуют об искреннем увлечении Россией и ее столицей. Судя по ним, возвращаться на родину ему совсем не хочется. Посещая салоны Санкт-Петербурга, он знакомится с Елизаветой Михайловной Голициной, дочерью гофмейстера князя Михаила Андреевича Голицына,  на которой женился в 1814 году. Видимо, быть замужем за рисовальщиком, пусть даже успешным, семью княгини не прельщало. Наполеоновский период в Италии к тому времени закончился и пара решает вернулась в Бергамо, где семья Терци,  занимала достаточно видное положение. Джузеппе Терци активно участвует в культурной жизни города, продолжает свою деятельность в качестве художника и даже избирается первым президентом местного Университета. Они поселяются в семейном особняке, в центре Бергамо.

Лауреат Нобелевской премии Герман Гессе был одним из первых, кто с туристической поездкой посетил Бергамо. Оказавшись во время одной из своих прогулок на площади перед особняком, вот что о нем написал:»это один из наиболее красивых уголков Италии, один из тех маленьких неожиданностей и радостей, ради которых стоит путешествовать.» Действительно, возвышаясь на высокой скале, Палаццо Терци является самым ярким примером стиля барокко всего города.

Вид на нижний город с терассы Палаццо Терци

Что интересно, особняк этот до сих пор принадлежит потомкам рода Терци, они в нем проживают и, если вам это интересно, водят экскурсии по роскошным залам в которых, по их словам, еще не так давно проживала их собственная бабушка.

Бабушкины покои

Идиллия длится, увы, не долго. Джузеппе Терци умирает очень рано, в 1819 году, в возрасте 29 лет, но его жена Елизавета Голицына-Терци из своего дома в Палаццо Терци продолжает поддерживть тесные контакты с родиной, совершая многочисленные поездки в Россию. Их описание можно найти в дневниках Василия Жуковского (1783-1852), который называл итальянский дом княгини «уголком России в Бергамо».

Деталь камина главного салона

 

Интерьер главного салона

 

 

Поддельные окна главного салона
Потолочная роспись главного салона, в котором, в былые времена не редкостью было услышать русскую речь

 

Эта потолочная роспись когда-то считалась принадлежавшей руке Тьеполо. В настоящее время установлено, что она была выполнена одним из его учеников.
Лепнина в зале музыки

Сам поэт, будучи наставником царевича Александра Николаевича, будущего царя Александра III, специально выбирает Бергамо одним из этапов своего путешествия, совершенного ими в 1835 году. Главной  причиной тому был осмотр достопримечательностей и посещение родных мест великого Кваренги. Что интересно,  покровителем Бергамо является святой Александр, который, впрочем, не принес много удачи Александру III.

Что касается рано умершего Терци, пользовавшегося большим уважением среди земляков, композитор Гаетано Доницетти посвятил ему свой квартет N7 «На смерть маркиза Терци».

Палаццо Терци находится в самом центре верхнего города, в двух шагах от Старой Площади, поэтому, заранее заказав, вы, наверняка, сможете совместить посещение общеизвестных туристических объектов, таких как церковь Санта-Мария-Маджоре, капелла Коллеони и Палаццо-делла-Раджоне с этой жемчужиной барокко, притаившейся в одном из тенистых переулков города.

Находится Палаццо Терци на одноименной площади в верхнем городе, под номером 2.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *